Category: отзывы

Category was added automatically. Read all entries about "отзывы".

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Мавроди воссоздал МММ в Нигерии, Индии, Зимбабве...

https://lenta.ru/articles/2016/12/25/mavrodo/
Финансовая пирамида МММ давно известна в России. Ее создатель Сергей Мавроди обманул множество людей, предлагая им гигантские дивиденды за ничем не обеспеченные «акции», известные в народе как «мавродики». После освобождения из тюрьмы в 2011 году он создал всемирную организацию, занимающуюся тем же самым, только в интернете. Наиболее доверчивыми оказались жители стран Африки. «Лента.ру» рассказывает, как работает новая финансовая пирамида и почему ее вкладчики поют песни, восхваляющие Мавроди и МММ.
Collapse )

Ну и вот что делать?

Ошибки Донбасса

http://gazeta.zn.ua/internal/mezhdunarodnyy-ekspert-po-razresheniyu-konfliktov-natalya-mirimanova-ukraina-ni-v-odnoy-iz-mezhdunarodnyh-instituciy-ne-dokazala-chto-rossiya-agressor-eto-dolzhno-byt-ispravleno-_.html
Справка : Наталия Мириманова — эксперт-практик в области трансформации конфликтов и миротворчества. Имеет более чем двадцатилетний опыт работы в конфликтных регионах Южного Кавказа и Центральной Азии, Молдовы, России, Украины, стран бывшей Югославии и Восточной Европы. С 1993 г. разрабатывала и вела миротворческие процессы, включая политический диалог, исследовательские и гражданские проекты с участием противоборствуюших сторон: консультировала международные, национальные и местные правительственные и неправительственные организации и политические партии по вопросам стратегии предотвращения и разрешения конфликтов, построения коалиций, эдвокаси, разработала и преподавала учебные программы по разрешению конфликтов. Опубликовала ряд книг, статей и учебных пособий. Также является соавтором документальных фильмов, в том числе о конфликтах на Кипре, в Боснии и Северной Ирландии. Эти проекты и программы осуществлялись под эгидой ООН, ОБСЕ, институтов Европейского Союза. Получила докторскую степень (Ph.D.) в Институте анализа и разрешения конфликтов при университете Джорджа Мейсона, США. Продолжает сотрудничество с институтом. Живет в Бельгии. Работает в одном из аналитических центров.
Collapse )

Сестра родная младшая бывшая

marina-yudenich.livejournal.com/1177254.html

В детстве я очень любила Бабеля.
Ну вот не знаю почему, но "Конармией" зачитывалась "до наизусть" лет с 10.
И очень жалела, что "жить в эту пору прекрасную" мне не придётся никогда.
"Прекрасной порой" в том далёком детстве мне казалась гражданская война, с её кавалерийскими атаками ( я тогда уже всерьёз занималась конным спортом и очень хорошо представляла себя в лаве ), порочной фронтовой любовью ( большинство, кстати, теоретически постигало её по Мопассану, я - по Бабелю), непримиримостью к врагам и дружбой до последней кпали крови.
И только одного - уже тогда в детстве - я понять никак не могла.
Как можно убивать и ненавидеть близких "за политику"
Collapse )

Ну? Еще есть вопросы, как случился 37-й год? А вот так и случился!

Чего мы забыли в Афганистане

http://artofwar.ru/c/capkow_w_w/text_0060.shtml
... Немало политзанятий я провел в своей роте. Одна из обязательных тем была - обоснование, чего ж мы делаем в Афганистане. Краеугольными камнями канонического текста были ссылка на Устав ООН, разрешающий заключать договора о взаимопомощи и собственно Договор о взаимопомощи с ДРА. Цитаты из них бойцы под мою диктовку добросовестно катали в тетради по политической подготовке. Но какое-то чувство неудовлетворенности было. Цель, и расходы на ее достижение, как-то не били. Понятно, что существовали слухи о том, что мы опередили американцев с вводом войск в Афганистан. Хорошо тому, кто верит на слово... Был еще фильм под грифом, который показали выпускникам Новосибирского политучилища весной 81-го. На входе в кинозал, как бывало, когда показывали секретные фильмы, стояла вооруженная охрана, а на экране Амин душил подушкой Тараки и прятал в шкаф секретные документы от охранки короля Дауда. Хрень какая-то. Понятно, что это была не документальное кино, а типа инсценировки. Эмоциональное обоснование начавшейся войны, с воспитательной целью.
Collapse )

Миссия в Дамаске

http://el-murid.livejournal.com/1190320.html
Мы встретились тогда после работы вдали от посторонних глаз и ушей. Говорили о студенческих годах и нашей альма-матер, Воронежском университете, о литературе и поэзии, о Беслане, Приднестровье и Абхазии, вообще о Кавказе, о вере и совести, о журналистике да и много о чем, пока не коснулись Сирии.

Я не спрашивал: «А зачем ты поехал туда?» – для меня изначально такой вопрос даже не возникал. Знаю его военную прозу. Знаю, что не раз он бывал на Кавказе – это вообще его тема давняя, и в свое время он стал лауреатом «Литературной России» именно за публицистику по Кавказу. Просто сказал ему на прощание: «Там же война. Будь осторожен». Он улыбнулся: «Знаю, старик, все знаю. Устал неимоверно, не оправился еще от болезни, но так надо». А через несколько дней пришло сообщение о его ранении, о чем наша газета сообщила в материале «В Сирии ранен автор «Белгородки».

Collapse )

Из неопубликованного

Удивительно – но у Советского Союза фактически не было внешней политики – как осмысленной и целенаправленной программы действий, нацеленной на продвижение интересов СССР по всему миру. Политикой занимались два ведомства – Министерство иностранных дел СССР и Международный отдел ЦК КПСС. Разделение труда по факту было такое – Международный отдел занимался социалистическими и просоветскими странами, а МИД – всеми остальными. Еще одним субъектом советской внешней политики было Десятое управление Генерального штаба, отвечающее за посылку советских военных советников в разные страны мира – но его полномочия были очень ограничены, прежде всего – ввиду отсутствия опытных, способных заниматься политикой, а не текучкой людей. Был еще ГКЭС – Государственный комитет по экономическим связям, занимающийся обслуживанием товарного потока и взаимозачетных операций.
При этом – между этими четырьмя ведомствами не было налажено взаимодействие и информационный обмен, они даже конфликтовали друг с другом. Не было никакого программного документа, закладывающего основы советской внешней политики, планы работы были – но составлялись они хаотично, часто противоречили друг другу. Не было никакого понимания того, что СССР может и должен получать от своих союзников, союзников чаще всего не искали – ими становились те страны, которые освободились от колониальной зависимости и которые были слишком бедны, чтобы подниматься на ноги самостоятельно. Не было даже понимания, кого считать другом – друзьями считали тех, кто сам заявил об этом, не пытаясь даже проанализировать, что это за друг и по каким причинам он набивается в друзья к СССР. Точнее – анализ то иногда делали, но никаких действий не предпринимали.
Основой советской внешней политики была помощь бедным странам и нанесение вреда США (а на Востоке - Израилю). То есть тот, кто вредит США или Израилю – наш друг, даже если хранит под подушкой Майн Кампф или взрывает автобусы с людьми. Еще одним руководящим ориентиром – был марксизм-ленинизм, точнее – то, как его понимали в данный момент. Все это – было очень общо и каждый – что мог то и делал.
Помощь всех видов распределялась без какого-либо анализа, послы и советники на местах бомбардировали Центр телеграммами с требованием еще большей помощи – отлично понимая, что чем больше придет помощи – тем лучше отношения у них будут с руководством принимающей страны, тем проще им будет выполнять свои обязанности. Тут плановости тоже не было, все работали по принципу «давай-давай, шуруй-шуруй…».
Особенностью советской внешней политики было то, что СССР годов с семидесятых сам практически не искал друзей и ждал, что друзья придут к нему сами. Основы такой пассивной политики закладывались в пятидесятые – шестидесятые, когда рушился колониализм и друзья действительно приходили сами. Последний раз, когда СССР провел активную внешнеполитическую операцию – были события на Кубе, когда выходец из мелкобуржуазной среды Фидель Кастро под влиянием советского посла стал убежденным коммунистом. С тех пор – МИД «реагировал по факту», а то и вовсе не реагировал – и это не вело ни к чему хорошему. Огромные возможности, появившиеся вследствие грубых американских просчетов и милой привычки американцев поддерживать последних подонков – пролетали мимо.
Семидесятые. Премьер-министр Пакистана Зульфикар Али Бхутто начинает говорить о синтезе коммунизма и ислама. Сам Пакистан стратегически важен – его население превышает сто миллионов человек, в стране достаточно развита оставшаяся от англичан промышленность, есть два глубоководных порта на побережье Индийского океана – Карачи и Гвадар. Население настроено резко антиамерикански, в семьдесят девятом разгромлено и подожжено американское посольство, есть убитые и раненые. Предложи СССР дружбу Пакистану – и образуется мощный блок, Индия получает гарантии безопасности от СССР, советский флот получает отличные базы, лучше чем Камрань, а Китай, давний враг СССР оказывается в крайне опасном положении – под угрозой не только с севера, но и с запада. Под угрозой оказываются и все прозападные страны Персидского залива – в них полно пакистанских гастарбайтеров, с которыми обращаются как с рабами: дай им идеологию и жди революций! Но СССР молчит – и Запад восстанавливает порядок: Зульфикара Али Бхутто вешает собственный начальник Генштаба, генерал Мухаммед Зия уль-Хак окончивший Вестпойнт и виновный в геноциде палестинцев в Иордании. Советские идеологи даже не пытаются подхватить и проработать тему синтеза ислама и коммунизма. Итог: Пакистан через пару лет станет базой моджахедов, а ислам – американцы повернут уже против нас в виде саудитского ваххабизма – бесовской мутации ислама.
Конец семидесятых. Катастрофический провал американской внешней политики на Ближнем Востоке. При полной беззубости американской разведки и Госдепартамента в Иране, стратегически важном форпосте США у самых границ СССР – происходит государственный переворот, шах покидает страну. Но мало кто знает, что победа исламистов – вовсе не предопределена. Исламисты предельно сильны в сельской местности – но в городах сильны позиции иранской коммунистической партии ТУДЕ, ее поддерживают рабочие. Иран – страна с переходной экономикой, индустриализация продолжается – и городской класс вовсе не в восторге от фанатичного Хомейни. Люди просто устали от беспредела Шаха, американцев и его охранки. В то же время – СССР имеет в Иране довольно сильные позиции, мы граничим через Каспий, в стране есть советские ремонтные базы для военной техники, активно идет двусторонняя торговля. Достаточно поддержать иранских коммунистов – и огромная страна наша! Вместе с запасами нефти, газа, контролем стратегического Ормузского пролива. Армия все еще сильна – и вовсе не против, чтобы СССР навел порядок, а почву из-под ног мулл можно выбить одним гениальным решением - раздать всю землю крестьянам, как в СССР! Самые крупные землевладельцы - это и есть муллы, а так же шах, раздай эти земли крестьянам – и крестьяне твои, а мулл, попытавшихся проповедовать против коммунизма – в этой земле и закопают. Тут бы пригодился и синтез ислама и коммунизма, если бы кто-то над этим работал. Но увы. После двух лет страшной террористической войны, когда Хомейни потерял больше половины своих приближенных – в Иране устанавливается исламский режим, а деморализованная армия бросается на войну с Ираком. Пластмассовые ключики от рая и разминирование минных полей детскими ногами, восемь лет кровавого кошмара еще впереди.
Восьмидесятый год. Падение Родезии – государства белых на юге Африки, едва ли не самого благополучного. К власти приходит пестрый конгломерат негритянских племенных формирований, победивших в освободительной войне – чимуренге. При полном попустительстве СССР – власть в стране окончательно берет машон Роберт Мугабе, связанный не с СССР – а с Китаем и Северной Кореей. Первым делом – он приказывает вырезать конкурирующее племя – матабелов, лидеры которых настроены просоветски. Начинается операция «Летний дождь», обошедшаяся в пятьдесят тысяч жизней.
Восьмидесятые, Ирак. К власти – приходит амбициозный заместитель председателя Совета Революционного командования Ирака Саддам Хуссейн. Одним из первых его заявлений – стало заявление о том, что Кувейт – девятнадцатая провинция Ирака. США молчат. Помня о бегстве США из Ирана – эмир Кувейта бросается в Москву, которую он полагает хозяином Ирака. Называет Америку главным злом в Заливе. В панике подписывает контракты, скупая все, что предлагает СССР: до этого он имел дело только с США, а с США можно дружить, только покупая американские товары: эмир делает как привык, потому что говорить о том что Кувейт пойдет по пути социализма как то не с руки. Советский лихтеровоз Юлиус Фучик выгружает заказанные товары прямо на необорудованный берег. Но СССР намеков не понимает – история на этом и заканчивается. Протянутая рука эмира Кувейта зависает в воздухе, а в Ираке в это время охранка Саддама зверски пытает в застенках офицеров, требуя сказать, кто из них является коммунистом и о каких коммунистах они знают еще. При этом – в стране сидят советские военные советники.
Семидесятые, Египет. На место просоветского Гамаля Абделя Насера встает маршал Анвар Садат, фигура куда более странная и неоднозначная. Проблема Египта – Синайский полуостров, с него израильские дальнобойные орудия – могут достать даже Каир. Анвар Садат сам признается что одним из четырех его кумиров в детстве был Адольф Гитлер – но советских контрагентов это ничуть не смущает. Зато Саддат – активно ищет новых хозяев и находит – в лице США. Но в армии – он это отлично понимает, потому что сам маршал – есть немало настоящих коммунистов. Поэтому – он устраивает с Израилем маленькую договорную войну, бросая армию на линию Бар-лева.
Вот только маленькая договорная война, призванная максимально ослабить армию и отвлечь ее от проблемы самого Садата и того, куда он ведет Египет несколько не получается – потери египетской армии, подготовленной советскими военными советниками при прорыве линии Барлева – втрое меньше расчетных, линия прорвана и танки – могут идти на Израиль. Видя это – к Садату обращаются руководители соседних государств, король Иордании буквально умоляет дать ему возможность ударить по Израилю. Но Садат просто … останавливает танки, не идет в наступление – пока израильтяне не собираются с силой и не громят Египет. Вероятно, Садат просто получил предупреждение от израильтян о том, что терять им нечего, и они применят ядерное оружие – но армия не хочет этого знать и через несколько лет во время парада – Садата убивает группа армейских заговорщиков. Больше всего в этой ситуации удивляет позиция СССР - Садат посылает СССР в известном направлении, и СССР, несмотря на наличие большого количества сторонников в стране туда… послушно идет.
Это уже не говоря об абсолютно диких ситуациях, когда «союзники СССР» воюют между собой – например, Сомали воюет с Эфиопией, а Северный Йемен – с Южным, при том что и там и там сидят советские военные советники. СССР не останавливает это, просто не может – в отличие от США, которые управляют своими сателлитами – СССР просто помогает им, отдавая контроль над ситуацией таким как Садат или Саддам.
В отличие от США – СССР хоть и создает военный блок – но блок этот чисто оборонительный и заточен на одни и те же задачи – отражение возможной агрессии в Европе. В отличие от США, которые собрали во Вьетнаме немало союзников, от Южной Кореи до Австралии – СССР даже не пытается потребовать от своих союзников направить контингенты в Афганистан в сходной ситуации – хотя бы для того, чтобы обкатать их в условиях реальной войны. Советские сателлиты ведут самостоятельную внешнюю политику, заключающуюся в одной фразу «кто в лес кто по дрова». Куба, маленькое государство на другом конце света – посылает свои контингенты всюду, от Африки до Йемена, реально помогает СССР, немало делает социалистическая Германия – но это на одной стороне медали. А на другой – в Румынии брат президента продает ЦРУ советский танк Т72, а в Польше – заместитель министра обороны становится агентом ЦРУ, а сама Польша - фактически проводит антисоветскую внешнюю политику, вспоминая об СССР только тогда, когда походит пора возвращать набранные на Западе кредиты, которых Польша нахапала едва ли не больше, чем сам СССР.
В отличие от США – СССР фактически не имеет военных баз за пределами Европы и не пытается их приобрести для обеспечения постоянного присутствия советских войск за границей в количестве, позволяющем воевать, решать оперативные, а не советнические задачи. Громадные, многократно превосходящие силы НАТО группировки войск – зачем то размещены в Европе, обесценивая советскую риторику о миролюбии – в то же время советские интересы во всех других регионах мира не защищены практически никак и никем. Советский флот – имел немногочисленные базы (Камрань, Тартус) и дружественные порты для бункеровки – но создать сеть нормальных, полноценных баз почти не пытались. Не было и пунктов постоянного базирования стратегических бомбардировщиков и тактической ударной авиации за пределами Европы, СССР так и не попытался создать аналогов Рамштайна и Инжирлика. Индия, давний друг СССР – вполне могла предоставить под советский флот отличные базы – но это никому не было нужно. В результате – когда какой-нибудь диктатор внезапно менял ориентацию, как Али Абдулла Салих в Йемене в восемьдесят пятом – СССР ничего не оставалось, кроме как удалиться. Единственная попытка активизировать советскую внешнюю политику была предпринята в семьдесят девятом в Афганистане – но была предпринята негодными средствами, в отсутствие опыта подобных действий, при прямом попустительстве, а то и вредительстве находящихся в стране советских представителей – привел к катастрофе.