Александр Афанасьев (werewolf0001) wrote,
Александр Афанасьев
werewolf0001

Categories:

Лучше меньше да лучше. Ленин, опередивший время...


ЛУЧШЕ МЕНЬШЕ, ДА ЛУЧШЕ
В вопросе об улучшении нашего госаппарата Рабкрину следует, по моему мнению, не гнаться за количеством и не торопиться. Мы так мало успели до сих пор подумать и позаботиться о качестве нашего госаппарата, что будет законной забота об особенно серьезной подготовке его, о сосредоточении в Рабкрине человеческого материала действительно современного качества, т. е. не отстающего от лучших западноевропейских образцов. Конечно, для социалистической республики это условие слишком скромно. Но нам первое пятилетие порядочно-таки набило голову недоверием и скептицизмом. Мы невольно склонны проникаться этим качеством по отношению к тем, кто слишком много и слишком легко разглагольствует, например, о "пролетарской" культуре: нам бы для начала достаточно настоящей буржуазной культуры, нам бы для начала обойтись без особенно махровых типов культур добуржуазного порядка, т. е. культур чиновничьей, или крепостнической и т. п. В вопросах культуры торопливость и размашистость вреднее всего. Это многим из наших юных литераторов и коммунистов следовало бы намотать себе хорошенечко на ус.
И вот, в вопросе о госаппарате мы теперь из предыдущего опыта должны сделать тот вывод, что лучше бы помедленнее.
Дела с госаппаратом у нас до такой степени печальны, чтобы не сказать отвратительны, что мы должны сначала подумать вплотную, каким образом бороться с недостатками его, памятуя, что эти недостатки коренятся в прошлом, которое хотя перевернуто, но не изжито, не отошло в стадию ушедшей уже в далекое прошлое культуры. Именно о культуре ставлю я здесь вопрос, потому что в этих делах достигнутым надо считать только то, что вошло в культуру, в быт, в привычки. А у нас, можно сказать, хорошее в социальном устройстве до последней степени не продумано, не понято, не прочувствовано, схвачено наспех, не проверено, не испытано, не подтверждено опытом, не закреплено и т. д. Иначе и не могло быть, конечно, в революционную эпоху и при такой головокружительной быстроте развития, которая привела нас в пять лет от царизма к советскому строю.


Ленин тут конечно не называет вещи своими именами – но судя по всему, он вполне представляет себе всю катастрофичность сложившейся в России ситуации с «человеческим материалом».
За большевиками пошли не лучшие. За большевиками пошла наиболее темная, наименее образованная и наиболее озлобленная часть русского общества. Пошли даже не те, кому нечего было терять – а те, кто был одержим идеями социальной мести.
Кстати.
Читая многие вещи о гражданской войне – поражаешься разлитой в ней ненависти не к монархистам, и даже не столько к богатым – сколько к образованным и выделяющимся из серой массы людям. Это все проявилось в 1917 году – и с особой яростью полыхнуло годом позднее. Кадет – было расстрельным приговором. Крики «бей шляпу!» раздавались то тут то там. Ленин, приехав в шляпе и костюме надел рабочую кепку не просто так – он все быстро понял. Раскол в России был не столько на бедных и богатых, не столько на правых и левых – сколько на униженных и всех остальных. Ленин стал вождем униженных, мимикрировав под них.
Почему так?
Интеллигенция так и не смогла отделаться от иронии в разговоре и ненавязчивой манере разговаривать с собеседником с высоты своего образования и положения. Такие манеры общения мгновенно опознавались и вызывали дикий взрыв ненависти у тех, кому эта ирония была адресована. Россия все же была не столько классовым, столько кастовым обществом, и крестьянин, родившийся крепостным и ставший миллионером (а такие были и не один) – все равно должен был мучительно и трудно, не за одно поколение – преодолевать ступени социальной лестницы. Причем интеллигенция, на словах выступая за равенство – сделала на деле для ликвидации этих кастовых разрывов очень мало. Как нельзя лучше для этого подошел бы капитализм: ты родился Ванькой, но если у тебя появился миллион – то ты уже Иван Иванович, и тебе все кланяются. Но ведь именно интеллигенция самоотверженно, отдавая всю себя – боролась против утверждения капитализма в России. На самом деле – и проект интеллигенции подразумевал деление людей на лучших – и всех остальных. Просто критерии деления были другие – образование, авторитет, какие-то заслуги. Низы же боролись не только за более высокую зарплату – но и за чувство собственного достоинства. Почти во всех требованиях забастовщиков – требование обращаться к рабочим на «вы».
Постепенный, но очень быстрый по историческим меркам слом ограничений и социальных правил – вызвал настоящую лавину социальной мести униженных и оскорбленных. Не за выпоротых на конюшне дедов и прадедов (хотя наверное и за это, но значимее были все же свои, собственные обиды) – а за собственный опыт униженности казалось бы мелочами. Очень показателен опыт булгаковского Шарикова – вот именно так «верхи» смотрели на «низы».
И победили в Гражданской войне именно эти – униженные. И начали насаждать свои порядки, прикрываясь коммунизмом. Точнее даже не насаждать свои порядки – это было бы лучше. А упиваться своим положением новых хозяев страны и изживать свои комплексы самым мерзким и опасным для общества путем.
Ленин – пусть и не в лоб, говорит им: социалистическая культура должна быть выше, чем буржуазная, но вы, товарищи, вы сейчас не выше, как вы думаете. Вы просто не доросли даже до буржуазной культуры и выдаете за пролетарскую культуру свою дикость. И есть молодые коммунисты, которые считают, что вот эта вот дикость – и есть высокая коммунистическая культура как она есть. А ни хрена не так – это даже до буржуазной не дотягивает. В нас то чиновничья, то крепостническая культура говорит, и это совсем не есть хорошо.

Надо вовремя взяться за ум. Надо проникнуться спасительным недоверием к скоропалительно быстрому движению вперед, ко всякому хвастовству и т. д. Надо задуматься над проверкой тех шагов вперед, которые мы ежечасно провозглашаем, ежеминутно делаем и потом ежесекундно доказываем их непрочность, несолидность и непонятость. Вреднее всего здесь было бы спешить. Вреднее всего было бы полагаться на то, что мы хоть что-нибудь знаем, или на то, что у нас есть сколько-нибудь значительное количество элементов для построения действительно нового аппарата, действительно заслуживающего названия социалистического, советского и т. п.
Нет, такого аппарата и даже элементов его у нас до смешного мало, и мы должны помнить, что для создания его не надо жалеть времени и надо затратить мною, много, много лет.
Какие элементы имеются у нас для создания этого аппарата? Только два. Во-первых, рабочие, увлеченные борьбой за социализм. Эти элементы недостаточно просвещены. Они хотели бы дать нам лучший аппарат. Но они не знают, как это сделать. Они не могут этого сделать. Они не выработали в себе до сих пор такого развития, той культуры, которая необходима для этого. А для этого необходима именно культура. Тут ничего нельзя поделать нахрапом или натиском, бойкостью или энергией, или каким бы то ни было лучшим человеческим качеством вообще. Во-вторых, элементы знания, просвещения, обучения, которых у нас до смешного мало по сравнению со всеми другими государствами.
И тут нельзя забывать, что эти знания мы слишком еще склонны возмещать (или мнить, что их можно возместить) усердием, скоропалительностью и т. д.
Нам надо во что бы то ни стало поставить себе задачей для обновления нашего госаппарата: во-первых — учиться, во-вторых — учиться и в-третьих — учиться и затем проверять то, чтобы наука у нас не оставалась мертвой буквой или модной фразой (а это, нечего греха таить, у нас особенно часто бывает), чтобы наука действительно входила в плоть и кровь, превращалась в составной элемент быта вполне и настоящим образом. Одним словом, нам надо предъявлять не те требования, что предъявляет буржуазная Западная Европа, а те, которые достойно и прилично предъявлять стране, ставящей своей задачей развиться в социалистическую страну.

Надо взять за правило: лучше числом поменьше, да качеством повыше. Надо взять за правило: лучше через два года или даже через три года, чем второпях, без всякой надежды получить солидный человеческий материал.
Я знаю, что это правило трудно будет выдержать и применить к нашей действительности. Я знаю, что тысячами лазеек обратное правило будет пробивать у нас себе дорогу. Я знаю, что сопротивление нужно будет оказать гигантское, что настойчивость нужно будет проявить дьявольскую, что работа здесь первые годы, по крайней мере, будет чертовски неблагодарной; и тем не менее я убежден, что только такой работой мы сможем добиться своей цели и, только добившись этой цели, мы создадим республику, действительно достойную названия советской, социалистической и пр., и пр., и т. п.

Я думаю, что при том человеческом материале, который мы имеем, не будет нескромно предположить, что мы уже достаточно научились для того, чтобы систематически и заново построить хоть один наркомат. Правда, этот один наркомат должен определять собой весь наш госаппарат в целом.
Объявить конкурс сейчас же на составление двух или больше учебников по организации труда вообще и специально труда управленческого. В основу можно положить имеющуюся уже у нас книгу Ерманского, хотя он, в скобках будь сказано, и отличается явным сочувствием меньшевизму и непригоден для составления учебника, подходящего для Советской власти. Затем, можно взять за основу недавнюю книгу Керженцева; наконец, могут пригодиться еще кое-какие из имеющихся частичных пособий.
Послать нескольких подготовленных и добросовестных лиц в Германию или в Англию для сбора литературы и изучения этого вопроса. Англию я называю на случай, если бы посылка в Америку или Канаду оказалась невозможной.

Я думаю, что лучше всего выражу свою мысль, если сравню мой план с учреждениями академического типа. Члены ЦКК должны будут под руководством своего президиума работать систематически над просмотром всех бумаг и документов Политбюро. Вместе с тем они должны будут правильно распределять свое время между отдельными работами по проверке делопроизводства в наших учреждениях, начиная от самых мелких и частных и кончая высшими государственными учреждениями. Наконец, к разряду их работ будут относиться занятия теорией, т. е. теорией организации той работы, которой они намереваются себя посвятить, и практические занятия под руководством либо старых товарищей, либо преподавателей высших институтов организации труда.
Но я думаю, что ограничиться такого рода академическими работами им никак не доведется. Наряду с ними им придется подготовлять себя к работам, которые я не постеснялся бы назвать подготовкой к ловле, не скажу — мошенников, но вроде того, и придумыванием особых ухищрений для того, чтобы прикрыть свои походы, подходы и т. п.
Если в западноевропейских учреждениях подобные предложения вызвали бы неслыханное негодование, чувство нравственного возмущения и т. д., то я надеюсь, что мы еще недостаточно обюрократились, чтобы быть способными на это. У нас нэп еще не успел приобрести такого уважения, чтобы обижаться при мысли о том, что тут могут кого-то ловить. У нас еще так недавно построена Советская республика и навалена такая куча всякого хлама, что обидеться при мысли о том, что среди этого хлама можно производить раскопки при помощи некоторых хитростей, при помощи разведок, направленных иногда на довольно отдаленные источники или довольно кружным путем, едва ли придет кому-либо в голову, а если и придет, то можно быть уверенным, что над таким человеком мы все от души посмеемся.


А тут Ленин предлагает еще более неслыханное – отправлять людей учиться на Запад менеджменту и издать несколько книг по труду, в том числе отдельно – по тому же менеджменту.
Вам напомнить, как вел дела Сталин?
Сталин был чужд всякого понятия о менеджменте. Он признавал только насилие и страх. Каждый на своем месте должен был добиваться результата не щадя ни себя ни других. За ошибки – отвечал не только ты жизнью (прошедших Гражданскую этим вряд ли напугаешь), но и твоя семья, твои родные. Почему маршалом Победы стал Жуков? Он не был выдающимся тактиком или стратегом – по крайней мере, в начальный период войны. Но он умел заставить других стоять насмерть. Мог гнать людей на пулеметы, на танки, на минные поля. Сталин ценил как раз таких работников во всех сферах деятельности – грубых, жестоких, беспощадных.
Как мы видим, понимание Ленина отличалось очень сильно. Он предлагал, по сути, учиться у Запада менеджменту, учиться вообще жизни. Понятно, что если бы идеи Ленина были бы приняты и воплощены в жизнь, сталинская тоталитарная диктатура просто не смогла бы состояться. Выпестованный ленинский корпус начальников – просто не принял бы сталинские правила игры, с игрой на смертельном страхе, хамством, полным отсутствием чувства собственного достоинства и крайней степенью неприхотливости. И при этом – назойливым хвастовством, громогласными утверждениями что мы живем в лучшей стране мира. Становится понятно, почему Политбюро и конкретно Сталин – отстраняли Ленина от любой политической деятельности. Они уже задумали то что они задумали.

Как можно соединить учреждения партийные с советскими? Нет ли тут чего-либо недопустимого?
Я ставлю этот вопрос не от своего имени, а от имени тех, на кого я намекнул выше, говоря, что бюрократы имеются у нас не только в советских, но и в партийных учреждениях.
Почему бы, в самом деле, не соединить те и другие, если это требуется интересом дела? Разве кто-либо не замечал когда-либо, что в таком наркомате, как Наркоминдел, подобное соединение приносит чрезвычайную пользу и практикуется с самого его начала? Разве в Политбюро не обсуждаются с партийной точки зрения многие мелкие и крупные вопросы о "ходах" с нашей стороны в ответ на "ходы" заграничных держав, в предотвращение их, ну, скажем, хитрости, чтобы не выражаться менее прилично? Разве это гибкое соединение советского с партийным не является источником чрезвычайной силы в нашей политике? Я думаю, что то, что оправдало себя, упрочилось в нашей внешней политике и вошло уже в обычай так, что не вызывает никаких сомнений в этой области, будет, по меньшей мере, столько же уместно (а я думаю, что будет гораздо более уместно) по отношению ко всему нашему государственному аппарату. А ведь Рабкрин и посвящен всему нашему государственному аппарату, и деятельность его должна касаться всех и всяких, без всякого изъятия, государственных учреждении, и местных, и центральных, и торговых, и чисто чиновничьих, и учебных, и архивных, и театральных и т. д. — одним словом, всех без малейшего изъятия.
Почему же для учреждения с таким широким размахом, для которого, кроме того, требуется еще чрезвычайная гибкость форм деятельности, — почему же для него не допустить своеобразного слияния контрольного партийного учреждения с контрольным советским?
Я бы не видел в этом никаких препятствий. Более того, я думаю, что такое соединение является единственным залогом успешной работы. Я думаю, что всякие сомнения на этот счет вылезают из самых пыльных углов нашего госаппарата и что на них следует отвечать только одним — насмешкой.


Опять-таки, следует признать, что Ленин, по сути, изобрел коучинг, опередив время на несколько десятков лет…
Другой вопрос – соотношение партии и правительства. Вопрос, который в немалой степени погубил СССР, так как стал причиной и проблем и безответственности.
Писатели – сталинисты сейчас пишут, что вынужденное включение партии с ее вертикалью в саму государственную систему было вызвано тем что чиновничья вертикаль была проблемной и разболтанной. Как будто в партии были ровно не те же самые люди. Вопрос – какие функции должна была исполнять партия и ее параллельная вертикаль. Когда политически осуждали Берию, одно из обвинений было такое – за какое дело он не возьмется, по нему секретарь обкома – диспетчер. Обвинение интересное – фактически Берию осуждали за то что он пытался заставить партийных чиновников как-то отрабатывать свой хлеб. На том же пленуме было открыто сказано, что задача партийных чиновников – общее руководство. То есть давать указания тем кто работает – и ни за что не отвечать.
Ленин судя по всему видел будущий функционал партии двояко. С одной стороны – контроль по линии партии. Но с другой – обучение, причем обучение не в смысле задалбливания идеологических догм – а в смысле обучения менеджменту. Лучшие люди партии сдав экзамен, должны были выезжать за границу, смотреть там и учиться как ведут дела – а потом возвращаться и учить этому других, причем на местах, в процессе работы, а не за партой. Надо сказать, что такой подход и сейчас был бы современным – а тогда он был ультрасовременным. По факту же получилось так: контроль свелся к контролю расходования денежных средств. А обучение – при Сталине оно частично кстати было внедрено – но именно частично и не так как хотел Ленин. Люди ехали – но они учились не менеджменту как таковому, а конкретному производству, которое потом возвращаясь, ставили на родине, в СССР, часто на закупленном там же оборудовании. Так же не была налажена система передачи опыта, те кто обучился – систематически не учили других.
Если бы идеи Ленина были бы воплощены в жизнь, система выглядела бы следующим образом:
- Рабрин как базовый институт обучения и контроля
- Сотрудники Рабкрина, которые едут в командировку за границу, обучаются там, а потом вернувшись, идут в организации, работают с их оргструктурой, с процессами, обучают персонал – и одновременно контролируют.
- Институты менеджмента (Центральный институт труда и другие), которые обобщают опыт, проводят дополнительное обучение уже в СССР, и на базе своего и чужого опыта ведут научную работу по менеджменту.
Если бы это все было, то СССР мог бы на пятьдесят лет опередить Запад с «революцией менеджеров», «революцией экспертов» и вырваться вперед.


Tags: история, собственные статьи, события в России
Subscribe

  • На город Ижевск опускается ночь

    На город Ижевск опускается ночь, Мать не пускает на улицу дочь, Крики в подвалах и мат за спиной, И сзади ты слышишь пронзительно: "Стой!"…

  • КОВИД и мы

    Новая история из жизни. В подъезде умерла женщина, не старая еще. Выявили, что справку о прививке она купила чтобы выехать в отпуск. И вот две ее…

  • КОВИД свирепствует

    Как мы видим, по уровню смертности мы на первом месте в мире А вот что пишет Мюрид https://el-murid.livejournal.com/4918657.html О том что пришел…

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

  • На город Ижевск опускается ночь

    На город Ижевск опускается ночь, Мать не пускает на улицу дочь, Крики в подвалах и мат за спиной, И сзади ты слышишь пронзительно: "Стой!"…

  • КОВИД и мы

    Новая история из жизни. В подъезде умерла женщина, не старая еще. Выявили, что справку о прививке она купила чтобы выехать в отпуск. И вот две ее…

  • КОВИД свирепствует

    Как мы видим, по уровню смертности мы на первом месте в мире А вот что пишет Мюрид https://el-murid.livejournal.com/4918657.html О том что пришел…