Александр Афанасьев (werewolf0001) wrote,
Александр Афанасьев
werewolf0001

Categories:

Лес тьмы


Годом ранее
Лондон, Англия
20 февраля 2019 года


В те годы все проще было…
Никаких ковидных паспортов, никаких локдаунов, никаких ограничений. Мир встал на крыло: надо – и полетел, надо – и переселился. Британские джентльмены ездили, точнее, летали развлекаться в Восточную Европу – десять фунтов билет на лоукостере. Оттуда ездили на заработки. Никакого, мать его Брекзита и прочей хрени – Европа. Впервые – единая, не расчерченная границами, не расколотая подозрением и ненавистью…
Куда все это делось? На что мы все это променяли, а?
Не продешевили ли…
Томас Уортон, оперативник Секретной разведывательной службы, начальник станции в Санкт-Петербурге – возвращался домой через Гамбург, Германия. В этом городе, самом британском из всех немецких городов (после войны он входил в британскую зону оккупации, связи с Англией остались и поныне) – он выждал несколько дней, чтобы понять, не следит ли кто за ним. У него не было официального статуса, и были основания опасаться за свою жизнь. И он не был Джеймсом Бондом – у него не было даже пистолета. Когда он прилетел в Гамбург, он подумывал пойти к туркам и купить пистолет – но отказался от этой идеи.
Мир изменился. Конечно, проще всего валить на Россию, на Путина, на автократии – только все такое и до того назревало. Он ведь помнил и девяностые… в Восточной Европе давали вид на жительство на два года, а потом и гражданство с минимумом документов – только покажи бизнес-план. Он сам тогда получил чешское гражданство на свою легенду – на всякий случай. Тогда не было лоукостов, но люди брали машину и ехали в Прагу – а в обратку ехали в Мюнхен или Штутгарт… два мира с неподдельным интересом знакомились друг с другом, искали точки соприкосновения и общее будущее.
А сейчас… в Польше только что прошел марш с криками «Педофилы, педерасты – вот ЕС энтузиасты!». В Венгрии режим если и отличается от путинского – то ненамного. В Латвии, как только стало известно, что по европейским квотам им придется разместить двадцать семей беженцев – так в соцсетях появилась масса ксенофобов, которые только и говорят о «наведении порядка в стране» причем что характерно – вместе с русскими. Мы вместе с русскими… В Эстонии лидер партии, прошедшей в Парламент заявил, что ЕС угнетает его страну и надо потребовать от Германии компенсацию за семьсот лет оккупации. Ну и… Брекзит – вишенка на торте. Он долго не мог поверить в результаты… клял себя что не голосовал – был в России.
Смех и грех… шпион в чужой стране – теряет свою.
Он любил Европу, он был европейцем, он был из той новой поросли работников Секретной службы, которые пришли после Холодной войны, для которых не существовало границ и трагедии расколотой надвое Европы. И вот сейчас – он все чаще и чаще думал, что «любил» - неспроста в прошедшем времени…
И вот, убедившись в том, что хвоста за ним нет – он прилетел в Лондон, через нейтральный адрес передал привезенные материалы и стал ждать, пока их обработают и вызовут его на дебрифинг. У американцев дебрифинг назначается сразу, но они вообще торопливые.
Торопятся жить.
Сейчас Уортон, британский джентльмен средних лет – сидел в кафе недалеко от собора Святого Павла, читал газету и думал. Главной новостью, конечно же, был Брекзит и его последствия. Нация разделилась на брекзитеров и антибрекзитеров и увлеченно обсуждала последствия свершившегося факта. Казалось, что никто, в том числе и сами брекзитеры не ожидали такого результата и только теперь – дискуссия о том, что делать развернулась по-настоящему.
Уортону это все напоминало другое историческое событие, которое он не хотел бы вспоминать. Распад СССР, он по этой теме писал диплом в Итоне. Между этими двумя событиями были неприятные, возможно даже зловещие параллели. Уортон не сомневался в том, что результат этого голосования был чем угодно, но только не случайностью. Он понимал, кто голосовал за Брекзит. Тот, кто ничего не выиграл от объединения Европы – но тот, кто не мог купить сейчас квартиру из-за роста цен на недвижимость, отдать детей в ВУЗ или постоянно видел на улицах польских сантехников и литовских водителей - и сам не мог найти работу из-за всего этого. Вот они увидели в происходящем последний шанс высказаться и так чтобы к ним прислушались. Потому что до этого к ним не прислушивался никто.
Брекзит был неожиданностью – все знали, что в стране есть евроскептики, и понимали, что их много – но никак не думали, что их большинство. Все это стало эмоциональной реакцией на европейский кризис беженцев – британцы, которые только что переварили польскую и литовскую волну, которые продали половину лондонской недвижимости русским и индийским олигархам, которые со страхом ждали, когда румынские цыгане попрутся в Англию через тоннель под Английским каналом на щедрые британские пособия – вдруг поняли, что впереди нашествие мусульман со всего Ближнего Востока, с Африки. Что они уже здесь, во Франции, в Кале, что там целые лагеря, и что они ищут любую возможность переправиться – и что конца этому не будет. Если поляки и литовцы хотя бы были настроены работать, а русские имели деньги – то эти просто встали бы табором на знаменитых английских лужайках и ждали бы помощи. Вот и пошли и проголосовали – против. А потом опубликовали результаты и – оказывается, их было большинство.
А много лет назад – так же скоропалительно три восточно-европейских лидера распустили СССР. Это имело сходство в том, что всем надоел СССР, все высмеивали неповоротливость центральных властей и злились на отсутствие товаров в магазинах – но вряд ли кто-то думал, что средство лечения этого – роспуск СССР. Простые люди хотели не этого. Он изучал заявления политиков того времени - и понимал, что они жестоко обманули людей. Возможно, украинцы и хотели больше самостоятельности – но хотели ли они видеть между собой и Россией границу, не говоря уж о – войне? Политики жестоко обманули людей, не выполнили свои предвыборные обещания. И теперь то что происходит на постсоветском пространстве – результат этой лжи, этих невыполненных обещаний.
И он не хотел бы через двадцать лет сидеть здесь же, на этом самом месте и думать, что черт возьми, случилось с его страной.
- Том…
Уортон поднял глаза. Перед ним с чашкой кофе стоял пожилой человек. Именно он и привлек его в работу – сам сэр Говард после окончания Холодной войны ушел в Итон преподавать.
- Здесь свободно?
- Да, конечно.
Сэр Говард устроился напротив.
- Слышал, что у нас тут происходит?
Томас показал на газету
- Читаю.
Сэр Говард невесело усмехнулся
- Знаешь, когда я был начальником московской станции, это бы девяносто первый год – самое частое чувство, которое мы испытывали в России было – мать твою, да этого быть не может? Каждый день один из нас отправлялся на поиски газет. Интернета тогда не было, все читали газеты. Русские стояли в очередях за газетами с ночи. Некоторые либеральные издания расхватывали за считанные минуты. Когда нам удавалось добыть газеты, мы читали их и часто не верили своим глазам. Нет, это невозможно! Но это было.
- А сами вы что думаете? По Брекзиту, сэр.
Сэр Говард тяжело вздохнул
- Я европеец, Том. Первым моим назначением был Гамбург, а там еще фашисты, бывшие по улицам гуляли. И я думаю, у нас после девяносто первого сложилось какое-то необоснованно высокое мнение о самих себе. Мы не такие как эти идиоты русские. Мы не такие как эти идиоты югославы. Мы лучше, мы умнее, мы все делаем правильно. И вот…
Сэр Говард показал на газету
-… итог.
Возражать не хотелось.
- Вы читали то, что я привез из Петербурга, сэр?
- Да, читал.
- И что думаете?
- Ну… что-то подобное должно было случиться рано или поздно

- Мы упустили шанс, великий шанс.
- Какой же?
- Какой? В девяностые мы должны были не расширять границы Европы, а встать на сторону русских. Встать по-настоящему, помочь им в том или ином виде восстановить сферу влияния и самоуважение. Тогда бы не было того что ты привез.
- Но… вы имеете в виду
- Я имею в виду, что отношения с Москвой намного важнее, чем отношения с Ригой или даже Варшавой. Американцы этого не понимают - а мы должны были
- Но это… неправильно.
Сэр Говард усмехнулся
- История вершится не всегда правильными поступками. Скажи, когда в конце сороковых мы предали своего важнейшего союзника и назвали поверженную Германию своим другом и стали укреплять ее – мы правильно поступили?

- Наверное, не совсем этично, скажем так. Но это обеспечило тот мир, в котором мы сейчас живем. Если бы мы в девяностые поступили бы так же, сейчас мир был бы совсем другим. И нам не пришлось бы иметь дело с тем, что ты привез.
- Вы… верите моим материалам?
- Я? – сэр Говард отпил кофе – да, верю. Потому что что-то подобное должно было произойти, так или иначе
- Но почему?
- Почему…

- Большинство русских глубоко практичные люди. Возможно самые практичные из всех, кого я видел. Я не могу их осуждать, в то время когда я там работал, там и пинту молока достать было проблемой. А кофе тогда – растворимый кофе – дарили в банках на день рождения как дорогой подарок, представляешь?
Сэр Говард отпил остывший кофе
- Пирамида Маслоу – она банальна, но она верна. Когда русские думали только о еде, о том, как купить машину, квартиру – с ними не было проблем. Но как только они удовлетворили все эти потребности…
Сэр Говард допил кофе
- … так начались проблемы…

Через два дня его вызвали на дебрифинг.
Руководителем русской секции была баронесса Карла Коул. Она была восходящей звездой Службы – молода, хорошо образована, полностью беспринципна. Ее выслали из Москвы, но не конкретно ее – а оптом, во время скандала с отравлением. Так что считалось, что ее вины в этом нет. Еще она состояла в нетрадиционном браке, что было верным путем наверх, хотя все знали, что это чушь собачья. Просто две карьеристки договорись…
Недооценивать ее было нельзя. Ее отец, барон Коул до недавнего времени был депутатом Европарламента…
- Том… присаживайся.
В кабинете было светло. В отличие от прежнего его обладателя она убрала жалюзи. Через окна – была видна Темза…
Баронесса подвинула к себе старомодный скоросшиватель, в котором Уортон узнал собственный распечатанный доклад. Обычно все дела хранились полностью в цифре.
- Признаться, Том – сказала она – мы такого не ожидали. Вы уверены в надежности источников информации?
- Абсолютно.
- Пока других независимых подтверждений у нас нет.
- И тем не менее, факт того что человек, называющий себя Волхв Богумил на самом деле генерал Морозов – достоверно установлен и подтвержден АНБ.
Баронесса неопределенно улыбнулась
- Установлен тот факт, что аккаунт открыт с его устройства. Точнее, мы считаем, что он открыт с его устройства. В целом же – степень опасности, исходящая от так называемых родноверов – вами явно преувеличена. Признаюсь, я сама побывала на нескольких их страничках. По-моему они не более опасны, чем скажем, толкиенисты – реконструкторы. Возможно, они приторговывают травкой и занимаются групповым сексом на своих сборищах. Возможно, некий генерал ГРУ ищет возможность снять стресс несколько… нетрадиционными методами.
- Мэм…
Уортон закрыл глаза и досчитал до десяти
- Этот человек, генерал Виктор Морозов – он намного опаснее любого реконструктора – толкиениста. То, что они пишут в открытом доступе о себе – это верхушка айсберга. На самом деле – само по себе родноверие очень близко к тем деструктивным культам, которые исповедовала верхушка нацистской партии.
- Ай, бросьте.
- Мэм, со всем уважением. Морозов вряд ли станет заниматься реконструкцией, и его не привлекают марихуана и свободная любовь. Этот человек ищет последователей, готовых на все и подчиняющихся только ему. Они пытаются создать свой вариант Талибана, повторить то, что они видели у Исламского государства. Православие им не подошло – эта религия и ее служители слишком богаты и близки к государству, а им нужна контркультура, культура борьбы с государством и общепринятым дискурсом, религия, не дискредитированная практикой путинского режима и способная привлечь аутсайдеров. Одновременно, они ищут возможность объяснить своему народу, почему все так плохо. Родноверие идеально подходит для восстановления тоталитарного правления, причем уровень насилия при нем будет сопоставим со сталинским…
Баронесса сделала жест рукой
- И вы утверждаете об этом на основании информации всего от одного информатора
- Это был полковник российской армии, только что вернувшийся из Сирии
- И покончивший с собой
- Он не покончил с собой. Он успел передать информацию, после чего с ним расправились. Вы видели фотографии? Там же кровь в жилах стынет.
Баронесса кивнула
- Хорошо, Том. Я подумаю, что с этим делать. Как вам русская инспекция? Наверное, скучно после трех лет в поле?
- Мэм, я бы хотел вернуться. Таллинн, Санкт-Петербург, Москва, Киев…
- Мы еще поговорим об этом…


Tags: отрывки из книг, собственные статьи
Subscribe

  • КОВИД и мы

    Новая история из жизни. В подъезде умерла женщина, не старая еще. Выявили, что справку о прививке она купила чтобы выехать в отпуск. И вот две ее…

  • Латвия в локдауне. Следующие мы?

    Латвия вводит локдаун из-за коронавируса. Ограничения, по словам премьер-министра Латвии Кришьяниса Кариньша, продлятся в течение четырех недель (до…

  • КОВИД свирепствует

    Как мы видим, по уровню смертности мы на первом месте в мире А вот что пишет Мюрид https://el-murid.livejournal.com/4918657.html О том что пришел…

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • КОВИД и мы

    Новая история из жизни. В подъезде умерла женщина, не старая еще. Выявили, что справку о прививке она купила чтобы выехать в отпуск. И вот две ее…

  • Латвия в локдауне. Следующие мы?

    Латвия вводит локдаун из-за коронавируса. Ограничения, по словам премьер-министра Латвии Кришьяниса Кариньша, продлятся в течение четырех недель (до…

  • КОВИД свирепствует

    Как мы видим, по уровню смертности мы на первом месте в мире А вот что пишет Мюрид https://el-murid.livejournal.com/4918657.html О том что пришел…