Александр Афанасьев (werewolf0001) wrote,
Александр Афанасьев
werewolf0001

Categories:

Империя

Отрывок
4.3.1 США и Россия. Паспортный конфликт

История паспортного конфликта и всего что с ним связано – это тема, которой бы я хотел посвятить отдельную подглаву. Она показывает, насколько в сущности ничего не изменилось во взаимоотношениях между нашими странами. Прошло сто с лишним лет, давным-давно не существует черты оседлости, давным-давно главной проблемой для выезжающих в США является проблема получения американской визы, а не оплата государству полученного высшего образования – но кажется, что эта история могла произойти и вчера. Меняются люди, меняются обстоятельства – но суть конфликта остается. Уже как минимум сто десять – сто двадцать лет все одно и все об одном…
Паспортный конфликт – он мало освещается в исторической литературе, а зря. Этот конфликт привел к тому, что впервые в истории – в 1912 году США ввели санкции против России. Вдумайтесь – впервые США ввели санкции против России при Николае II. Не было ни Ленина ни Сталина, ни Холодной войны ни коммунизма– а санкции уже были. Отнюдь не только провозными способностями Транссиба ограничивалось торговое сотрудничество России и США в годы войны – санкции то продолжали действовать. Не зная всей этой предыстории, невозможно понять, почему США первыми признали правительство Керенского, которое было не более легитимным, чем правительство Турчинова в марте 2014 года на Украине. Невозможно понять и то, почему правительство Вильсона поначалу с симпатией отнеслось и к большевикам, и только следствие Конгресса и выявленные на нем вопиющие факты – привели к тому, что отношение к большевикам в США стало резко меняться.
Эта история – показывает не только «безнадежность» России, она в не меньшей степени показывает «безнадежность» Америки, и тот глубокий тупик, в котором она стоит в этой части света. Вдумайтесь – ошибки, совершенные в 1917 году в Петрограде были полностью повторены сначала в 2004, а потом и в 2014 году в Киеве. Все то же самое – сначала радость от того что что-то начнет меняться и нежелание объективно посмотреть на ситуацию и увидеть серьезные риски, в том числе и в самом факте нелегитимного прихода к власти. Ошибочное понимание того что хуже чем было уже не будет, и значит – будет лучше. А потом – спустя годы – болезненное прозрение и новый этап противостояния уже с новой властью.
История с санкциями и паспортным конфликтом – показывает еще одну вещь, о которой сейчас не упомянет ни один из историков (гораздо проще развивать историю о «всемирном жидомасонском заговоре, пипл схавает). Сразу после революции февраля 1917 года к русскому посланнику в Вашингтоне Бахметьеву пришел Якоб Шифф – тот самый, который не покладая рук вредил России начиная с 1904 года, который костьми лег чтобы не дать России кредиты в русско-японскую, и дать всю возможную поддержку Японии, который добился того чтобы уже в 1915 году кредитование союзников на Уолл-стрит осуществлялось с примечанием, что из выделяемых средств ни доллара не должно пойти на помощь России. Так вот – Якоб Шифф сам пришел в посольство, сказал, что теперь вся вражда забыта, что он готов лично помочь с кредитованием России, и сделает все чтобы новая демократическая Россия получила всю возможную помощь на Уолл-Стрит. Точно так же как раньше он искренне боролся против царской России – точно так же сейчас он был искренне готов помочь России демократической, и его позиция была обусловлена точно не указаниями жидо-масонского центра. И из переписки посольства в эти летние месяцы 1917 года – становится понятно, как много всего надо было воюющей России, как много Америка могла ей дать, и что если бы не санкции, скорее всего не произошло бы февраля 1917 года. Вот еще то, о чем не написано в учебниках истории – Россия, как и Германия, как и Австро-Венгрия – сражалась, находясь, по сути в экономической блокаде. Германия – была объективно сильнее союзников. И если бы не кредитование и поставки со стороны США – к 1916 году Германия одержала бы победу в войне.
Шифф не понимал, что то зло, которое он причинил – уже не исправить. И что это зло- он причинил не только русским, но и своим соплеменникам евреям. Что впереди гражданская война и новые, уже петлюровские и махновские погромы. Что впереди тридцать седьмой года и дело врачей. Но самое главное – впереди Освенцим и Треблинка. Которые были бы невозможны в принципе, если бы Россия победила в войне. И что погромщики – мелкая неприятность по сравнению с санацией, осуществляемой частями СС и их местными пособниками из бандеровцев…
Так вот.
Чтобы понять предысторию этого конфликта, надо найти его начало. Начало – это правление Александра III и резкая смена государственной политики, вред от которой сейчас сильно недооценен. Если его отец Александр II был не только либералом, но и классическим имперцем – то Александр III был видимо первым из Романовых, который стал ярым русским националистом. Именно при нем начинается слом имперской политики и попытка создать из России национальное государство. Все это в будущем приведет к большим бедам, тем более что и Николай II был ярым русским националистом – настолько, что думал перенести столицу обратно в Москву и возродить боярство.
При Александре II евреи ждали освобождения и понимали, что оно будет. Черта оседлости была уже «дырявой», многие евреи переселились в города, многие приняли христианство – с крещеных евреев все ограничения снимались автоматически. При Александре III началось ужесточения политики в отношении евреев. Прошли высылки из Москвы. И что еще хуже, ограничения теперь частично распространялись и на крещеных евреев – то есть государство закрыло ту лазейку, которая позволяла евреям изменить свой статус не стреляя в городовых и градоначальников. Главой православной церкви (Синода) стал одиозный Константин Победоносцев, который призывало Императора «закручивать гайки» в отношении «христопродавцов». Все это, вкупе с экономическим ростом и появлением новых возможностей – привело к тому, что одни еврейские юноши – как Лева Бронштейн, например – пошли в террор. А другие – на выезд.
К 1880 году эмигрантов-евреев из России в США было менее 30 тысяч. Уже к началу 20 века – их количество перевалило за миллион. Выселялись через два города – через Одессу и через Вильно и прибалтийские порты. При этом и там и там – перед отъездом распродавали весь свой скарб на базарах, вот почему и тот и другой город в начале 20 века отличались особо оживленной коммерческой активностью.
Обер-прокурор Победоносцев считал, что одна треть российских евреев вымрет, одна — выселится (в США, прежде всего), одна бесследно растворится в окружающем населении – и таким образом еврейский вопрос решится сам собой и не надо давать евреям прав. Но он не учел того факта, что евреи переселялись в страны парламентской демократии – Великобританию и США. А масштаб этого переселения таков, что они быстро стали влиятельной в политическом отношении группой, тем более по привычке держась диаспорой. И при этом они сохранили лютую ненависть к России и царскому режиму.
В 1903 году в Кишиневе произошел еврейский погром. Про него надо говорить отдельно, далеко не факт что он был организован из столицы – другой вопрос, что и власти не желали жестко пресекать подобные действия. Надо понимать, что и Россия входила в парламентскую демократию, и практически по всей центральной России, по ее столице – на выборах побеждали партии той или иной степени левизны –даже кадеты по сути были левыми. А вот власть – была почти поголовно правых убеждений, Николай II же был не просто правым – он был крайне правым, русским националистом на троне. Он был правым настолько, что живи он сейчас, его вполне могли бы привлечь по 228 статье – за экстремизм и разжигание. Единственным резерватом правых, где за правых почти поголовно голосовало крестьянство – были территории современных Украины и Молдовы, причем «электоральная граница» полностью совпадала с чертой оседлости. То есть, там где жили евреи – там вражда была национальная, а не классовая, пропаганда левых не имела успеха, а крестьяне голосовали за царя как за защитника от евреев. И власть – просто не могла потерять в электоральном плане такой кусок, который позволял проходить в Думу угодным ей правым силам – иначе бы Дума была на сто процентов левой и оппозиционной. Потому то на погромы должной реакции не было – хотя по линии МВД допустивших погромы наказывали.
Еврейские погромы (Кишинев, Одесса, Белосток) вызвали в Америке невиданную волну протестов. Из сообщения посла России в США
… около 200000 евреев в траурных платьях с пением погребальных гимнов шествовали торжественной процессией по улицам Нью-Йорка.
В США на митингах принимались антироссийские резолюции, организовывали сбор денег, а что еще хуже – сбор оружия для боевиков еврейской самообороны.

На Николая II пытались повлиять все, включая британского Короля и президента США. Безуспешно. Чего они не понимали в упорстве Николая II – так это той самой электоральной ситуации, и что единственные избиратели, готовые голосовать за провластные партии – это те самые правые, что устраивают погромы. Специфика политической ситуации в начале 20 века – резкий, опасный крен влево, который нечем было парировать.
Борис Рушайло, Заметки по еврейской истории, №1 • 08.02.2019
Летом 1905 года председатель Совета министров России Сергей Витте находился в США во главе делегации на мирных переговорах с Японией. Перед его отъездом президент Теодор Рузвельт вручил ему послание, адресованное Николаю II, предварительно зачитав его вслух. Президент просил императора обратить внимание на статью I русско-американского договора 1832 года о торговле и мореплавании – главного торгового соглашения между двумя странами.
Сергей Витте пишет в своих воспоминаниях:
"В письме говорилось, что американцы никогда не в состоянии усвоить и примириться с тою мыслью, что можно различать людей в отношении их благонадежности, или в отношении их порядочности по принадлежности к тому или другому вероисповеданию. А поэтому, чтобы установить дружеские отношения между Америкой и Россией, те отношения, которые начались, благодаря моему пребыванию в Америке, он очень просит Государя отменить это толкование, которое установилось практикою, в особенности последнего десятилетия".
Статья I договора гласила:
"Жителям того и другого государства взаимно будет предоставлено входить во все гавани, места и реки, каждому из сих государств принадлежащие, где иностранная торговля дозволена. Им не воспрещено будет останавливаться там и проживать везде в упомянутых владениях, где им по делам их будет надобность; и вследствие этого они ограждены будут той же самой безопасностью и покровительством, каким и пользуются жители той земли, где они будут иметь пребывание, с тем однако, что они подчинены будут существующим там законам и учреждениям, в особенности же состоящим в силе торговыми постановлениями".
Это американский вопрос, в котором затронут великий принцип

Однако свобода передвижения граждан США еврейского вероисповедания в России была ограничена. Если для Вашингтона это было явной дискриминацией, то российское правительство указывало на необходимость подчинения российскому законодательству, в том числе касающемуся черты оседлости.
Понятное дело, что Россия возмутилась наглым вмешательством США в суверенные дела России. Одновременно с этим – все возраставшая еврейская эмиграция стала раздражителем и для самих США. В 1908 году деятелями еврейской общины в Нью-Йорке – а главным спонсором ее был Якоб Шифф было принято показательное решение. Если раньше эмиграция поддерживалась и оплачивалась общиной – то теперь она была признана нежелательной так как «евреи уже конкурируют друг с другом». Было принято решение поддерживать не эмиграцию – а борьбу за права евреев в России.
Ситуация была уже такова, что для конфликта нужен был только повод – и он появился скоро. Да и не один.
Борис Рушайло, Заметки по еврейской истории, №1 • 08.02.2019
В 1910 году видный политический деятель США, бывший министр торговли и труда Оскар Соломон Штраус был назначен послом в Турции. К месту службы он намеревался проехать через Россию. Но оказалось, что его дипломатический паспорт на территории империи не действует: как "лицо иудейского вероисповедания" он должен получать разрешение на въезд на общих основаниях. Штраус возмущенно отказался от такой возможности.

Дело Штрауса обострило обстановку, но ключевым в ситуации стал 1911 год.
Парламентская оппозиция в России (кадеты) вносят в Думу законопроект об отмене ограничительных законов в отношении евреев. В ответ правая пресса поднимает хай о том, что кадеты и вообще левые финансируются из-за рубежа и оттуда же контролируются – лидер кадетов Павел Милюков постоянно посещает США, читает лекции и получает за это неплохие деньги. В Петербурге на проходившем те дни VII съезде «Объединенного дворянства» раздается справка о совершении евреями «ритуальных убийств», а в Конгресс вносится проект резолюции о расторжении действующего между Россией и Соединенными Штатами торгового договора 1832 г. Конгрессмен Парсонс, внесший законопроект – друг Милюкова, состоит членом или даже председателем Общества друзей русской свободы”.
12 марта 1911 года в Киеве находят труп двенадцатилетнего Андрея Ющинского с множественными ножевыми ранениями. Моментально возникает дикая версия о том, что Ющинский стал жертвой ритуального убийства евреями для добычи крови для приготовления мацы. На похоронах раздаются листовки «жиды убили отрока!», силам полиции и жандармерии с трудом удается предотвратить чудовищный погром, который рисковал затмить собой все, что было до этого. Вскоре арестован некий Мендель Бейлис, на которого и возлагается вина в убийстве Ющинского. Забегая вперед – Бейлис был оправдан судом присяжных, в котором не было ни одного еврея, современная историография полагает, что Ющинский погиб от рук уголовников из притона Веры Чеберяк, потому, что увидел что-то лишнее. Но если сопоставить обстановку в момент убийства в России и в мире (кадетский законопроект об отмене черты оседлости, одновременное внесение в конгресс США законопроекта о санкциях против России, прямая связь киевских и запорожских промышленников с петербургскими банковскими синдикатами, которые финансируют и правых тоже) – то убийство Ющинского выглядит отнюдь не случайностью, как и реакция на него.
В апреле 1911 г. правые вносят в Думу запрос о расследования дела Ющинского по «несомненным признакам еврейского ритуального убийства» - это контрход против кадетской инициативы об отмене ограничений для евреев.
В июле 1911 года арестован Мендель Бейлис, причем главным свидетелем против него выступает уголовница Вера Чеберяк. Дело получает международную огласку. Появляется коллективное письмо русской интеллигенции в защиту Бейлиса, по обе стороны океана бушуют страсти.
Посольство России в свою очередь – проводит обычную дипломатическую работу, стараясь «замотать» невыгодный России законопроект – но, не понимая, что Конгресс в ярости и «замотать» не получится – тем более что появляются все новые и новые неутешительные новости (арест Бейлиса).
Наконец к зиме обе стороны идут на прямой конфликт.
Борис Рушайло, Заметки по еврейской истории, №1 • 08.02.2019
Российское правительство оставалось глухо как к дипломатическим демаршам, так и к общественному мнению Америки. В ответ председатель комитета нижней палаты по международным делам Уильям Сулцер заявил:
"Наше правительство проявило исключительное терпение и недюжинную изобретательность, и все же нет никаких признаков того, что методы, применявшиеся до сих пор, способны привести хоть к какому-нибудь результату. Россия не воспринимает наше правительство всерьез. Она полагает, что его действия носят церемониальный, а не практический характер. Настало время более решительных шагов... Это не еврейский вопрос. Это американский вопрос, в котором затронут великий принцип. Он касается всех американских граждан".
Палата представителей приняла билль Сулцера 301 голосом против одного, Сенат – единогласно после дебатов, продолжавшихся всего 40 минут. Президент Уильям Говард Тафт подписал закон на следующий же день, заявив при этом, что это его подарок евреям на Хануку.
Мы надеемся, что давнишние дружеские отношения русского и американского народов не омрачатся вследствие минутного разномыслия.

Надо сказать, что Тафт был явно против разрыва с Россией – но хорошо понимал, что при таком настрое Конгресса вето не сработает. Потому он сопроводил подписание закона явно примирительными словами, из которых видно, что Тафт надеялся на уступки, после которых можно будет быстро отменить конфронтационный билль и продолжать business as usual. Как видно из этих слов – Тафт ничего не понимал…
В России – известие о принятии билля Сулцера привело к взрыву антиамериканизма и антисемитизма. Что характерно – нельзя сказать, что это было частью государственной пропаганды или было как то срежиссировано властями – это была вполне искренняя реакция, и в ней участвовали многие. Лидер октябристов Александр Гучков и депутат Герман Лерхе тут же внесли в Государственную Думу законопроект, удваивающий таможенные тарифы на американские товары. Лидеры националистов Петр Балашов, Александр Гижицкий и Александр Потоцкий - предложили полностью запретить американским евреям въезд в Россию и обложить запретительной пошлиной одну из главных статей американского импорта – сельскохозяйственные машины. Одновременно они призвали правительство организовать импортозамещение – наладить выпуск собственной сельскохозяйственной техники…
https://www.svoboda.org/a/28644774.html
13 апреля 1912 года в Думе с докладом о бюджетной заявке своего ведомства выступил министр иностранных дел Сергей Сазонов. Среди прочего он коснулся и денонсации Вашингтоном торгового договора с Россией. Его речь будто вышла из-под пера нынешних кремлевских спичрайтеров:
"Россия всегда свято выполняла принятые на себя договорные обязательства, и в данном случае все утверждения противного не выдерживают критики... Проникнутое сознанием национального достоинства и находясь в этом отношении в тесном единении со всеми слоями русского народа, Правительство твердо намерено не допускать какого-либо посягательства извне на неотъемлемое державное право России, как всякого суверенного государства, определять свое внутреннее законодательство исключительно в зависимости от потребностей и особых условий своей собственной жизни. Мы надеемся, что здравый смысл, которым отличаются американцы, проникнется справедливостью нашей точки зрения и что давнишние дружеские отношения русского и американского народов не омрачатся вследствие минутного разномыслия..."
Заявление министра прокомментировал лидер кадетов Павел Милюков:
"Конечно, мы уверены, что суверенитет России остается нетронутым, что относительно России не может быть вопроса о какой-нибудь экстерриториальности или консульской юрисдикции для иностранцев. Но разве лестно, господа, быть на той границе, где подобные вопросы могут подниматься? Ведь это та граница, которая отделяет цивилизованное человечество от нецивилизованного... Мне стыдно как русскому (шум справа; звонок Председательствующего), когда Европа и Новый Свет получают право нас классифицировать как азиатов, в то время как сама Азия начинает признавать основные начала всемирной культуры. Я не хочу, господа, чтобы мы одни оставались какими-то выродками рода человеческого..." (Возгласы справа: о, о, о.)
Страсти кипели и вне стен Думы. Корреспондент "Нью-Йорк таймс" (The New York Times) в номере от 23 февраля 1912 года описал митинг Всероссийского национального союза в петербургском Дворянском собрании:
"Ораторы осуждали еврейское влияние в Соединенных Штатах, ставшее, по их мнению, причиной попыток вмешательства во внутренние дела России... Распространялись буклеты с вырезками и карикатурами из американской прессы, демонстрировалась большая карта, показывающая, что орошаемые и пригодные к орошению земли Туркестана способны заменить американский хлопок... Граф Владимир Бобринский, глава Партии умеренно-правых и один из самых заметных депутатов Государственной Думы, заявил по этому поводу: "Мы должны благословлять тот день, когда президент Тафт аннулировал договор".

Как мы видим – повестка дня столетней давности ничуть не отличается от повестки дня сегодняшнего: санкции, контрсанкции, импортозамещение. У тех, кто приветствовал санкции, был очевидный экономический интерес. Это были, прежде всего, те, кто был ориентирован на торговлю с Германией (депутат Герман Лерхе) а так же элитные группы, связанные с Петроградскими банками. Что характерно – контрсанкции совпадают по времени с началом массового финансирования развития хлопкоделия в Туркестане и принятием государственной программы мелиорации. Главной статьей импорта из США является хлопок, поставки хлопка имеют стратегическое значение. Принятие контрсанкций приводит к импортозамещению американского хлопка и росту цен. Еще одна группа, прямо заинтересованная в санкциях – промышленные группы юга, занимающиеся производством сельхозтехники.
https://www.svoboda.org/a/28644774.html
В патриотической прессе развернулась кампания за замещение хлопка льном. В частности, публицист националистического толка Михаил Меньшиков опубликовал статью "Лен-кормилец", в которой доказывал, что льняная ткань и гигиеничнее, и экономичнее хлопчатобумажной. Херсонское земское собрание, в котором особым авторитетом пользовался упомянутый выше камергер Александр Гижицкий, объявило бойкот американских товаров.
Кардинально иной была реакция текстильных фабрикантов: почти половина всего объема сырья, обрабатываемого на их предприятиях, имело американское происхождение. Одним из недовольных был один из богатейших людей России Андрей Кноп, глава семейной фирмы "Людвиг Кноп", член ЦК и спонсор партии октябристов. Его компания была крупнейшим в России импортером американского хлопка-сырца и имела представительства в Нью-Йорке, Новом Орлеане, Чарльстоне и Саванне. Кноп был возмущен тем, что Гучков и Лерхе предприняли свою законодательную инициативу без консультаций с ним. Атаку на антиамериканскую пропаганду повела газета "Утро России", принадлежавшая семье Рябушинских. Изо дня в день в ней появлялись заголовки вроде "Не спросясь броду", "Стрельба по своим".
Эта дискуссия стала одним из факторов падения популярности октябристов. Гучков не был избран в Думу следующего, четвертого созыва. А текстильные фабриканты Павел Рябушинский и Александр Коновалов основали в ноябре 1912 года либеральную Прогрессивную партию, представленную в IV Думе 48 депутатами.

Вскоре – Россия заявила о победе в санкционной войне так как экспорт США в Россию превышал импорт в несколько раз, и США потеряли русский рынок. По донесениям российского посла, американцы уже раскаиваются в содеянном, поскольку соглашение было выгодно больше им, чем России. Так было до 1914 года…
В марте 1917 года – российский посол с восторгом встречен в еврейском квартале, а уже в июне правительство США выделяет кредиты на 35 млн. долларов, согласовывает срочный заказ на покупку 2 тыс. паровозов и 40 тыс. вагонов, которые поставить не успели (как бы помогли эти паровозы и вагоны зимой 1917 года!). Якоб Шифф подписывается на русский Займ свободы на миллион рублей и вскоре теряет все деньги.
Поздно…
Давайте, попробуем сделать выводы.
1. Дело не в Путине! Путин делает то же что Николай II. Но еще интереснее – исторические параллели по МИД. Сергей Сазонов – бывший посол России в США. Сергей Лавров – бывший посланник в ООН, тоже долго живший в США. По сути – те слова, что сказал тогда Сазонов в Думе – сегодня мог бы повторить и Лавров.
2. Санкции ничего не дают! Более того – в России всегда находятся сильные группы, заинтересованные в продолжении политики санкций и контрсанкций – и все эти группы антизападные.
3. Россия критически не умеет работать с Конгрессом США. Президент Тафт был явно не менее пророссийским чем сейчас президент Трамп. А вот место и роль Конгресса – мы как не понимали так и не понимаем.
4. Вопрос о суверенной демократии как стоял так и стоит. В том же самом контексте.



Tags: история, политика, собственные статьи, события в России, события в мире
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments