Александр Афанасьев (werewolf0001) wrote,
Александр Афанасьев
werewolf0001

Categories:

Спрут

Далекое прошлое
Апрель 1992 года
Близ Палермо, Сицилия


Палермо.
Древний город у моря, каких только завоевателей не видевший. Арабы, испанцы, викинги, Наполеон Бонапарт – все прошли через этот остров, все что-то дали этому острову – но ни один из них не смог здесь ничего изменить. Никто, даже Наполеон.
Синее море, белизна древних стен, руины, оставшиеся в городе после высадки американцев в 1943 году – мафии удалось подкупить не всех, пришлось тогда и пострелять чуток. Ну и мафия – как без нее. Генерал карабинеров Карло Альберто Дала Кьеза – его назначили чтобы навел тут порядок, он не прожил и ста дней. Расстреляли на улице.
Палермо – это не Италия. Как и вся Сицилия. Это – страна, равная сама себе. Италия до сих пор остается скорее мифом, чем реальной страной. Когда после войны был референдум, восстанавливать ли монархию или учредить республику – в том же Милане за монархию было менее двадцати процентов голосов. Здесь – почти восемьдесят.
Мафия в Сицилии – считается что она появилась как партизанское движение во времена оккупации французами – но на самом деле корни ее намного глубже. Эта земля никогда не давала щедрых плодов… дело было не в недостатке солнца – а в недостатке воды и каменистой почве. Крестьянство жило впроголодь, отвечая на беспредел землевладельцев жестокими расправами. Землевладельцы были вынуждены объединяться и нанимать боевиков для защиты и для взимания дани с крестьян. Так возник Копполо – Купол, центральный совет мафии. Далеко простираются его руки. Копполо может достать и в Нью-Йорке и в Буэнос-Айресе... везде где есть итальянцы – есть и Копполо.
В последнее время – Италия, полностью оправившаяся от последствий Второй мировой войны – вкладывала немалые деньги в свой беспокойный юг, в том числе и в Сицилию. Копполо был тому только рад – деньги на дороги, на больницы, на школы – вкладывались в финансирование наркопотоков, сицилийцам удалось занять место Марселя в цепи глобальных наркопоставок после массовых арестов и разгрома Марселя. Прокрученные через наркотики – деньги потом пускались по назначению, а прибыль – двести, триста процентов – оседала в карманах мафиозных боссов и их коррумпированных визави в Риме.
Про СССР тут долго ничего не знали – послевоенный съезд сицилийской компартии расстреляли из пулеметов. Но потом – обаятельный секретарь ЦК со странным для сицилийского уха именем Михаил Сергеевич пробыл тут несколько дней, и через какое-то время Копполо с удивлением узнал, что с русскими можно тоже иметь дела. Самые разные. И деньги у них есть…
И не только деньги.
В начале восьмидесятых – на Сицилии из всех судей выделился один – Джованни Фальконе. Он, в отличие от других борцов с мафией, которые хватали исполнителей убийств и то если получалось, и перехватывали партии наркотиков, задался вопросом – а откуда у мафии деньги? Откуда она берет деньги для финансирования политических кампаний в Риме. На содержание целых отрядов боевиков? На всю свою структуру?
Рэкет? Наркотики?
Поначалу – судья так и думал, но потом – начал копать глубже, и то что он в итоге понял – просто не укладывалось в голове. Но и другие поняли, что он понял. А значит – судья был обречен…
- Вот он.
Белый ФИАТ-Крома стремительно приближался, скорость была не менее ста километров в час. За ним как привязанная шла Альфа-Ромео карабинеров.
Машины просквозили мимо. Он щелкнул секундомером.
- Ну?
- Два тридцать
- И что?
- Это плохо.
- Что плохо?
- Машины идут слишком быстро. Можно не успеть.
- Ты же профессионал, русский. Из вашего… КГБ.
Солдат взорвался
- Так нельзя делать, ты что, не понимаешь? Это дорога общего пользования, тут полно людей, машины идут слишком быстро!

- Дай мне снайперскую винтовку. Я сниму его в аэропорту.
- У нас нет снайперской винтовки.
- Купи! Сейчас танки на черном рынке продают!
Мафиози, которого звали «Джон», сицилиец с американской кличкой, он одно время прятался в Нью-Йорке от полиции, они говорили по-английски – отрицательно покачал головой
- В чем дело?
- Это не просто убийство, русский. Это послание. Мы должны всем показать, что бывает с теми, кто идет против нас.
- Да здесь не один десяток людей может погибнуть!
- Пусть все знают, что мы не прощаем.
Солдат спрятал секундомер в карман
- Поехали
Сицилиец с хлопком опустил капот, занял место за рулем машины.
- Еще раз сюда поедем? Завтра.
- Нет.
- Почему?
- Они наверняка следят за трассой. Второй раз здесь появляться нельзя.
Сицилиец покивал.

Они вернулись на их дачу на самом берегу моря… три этажа, на первом этаже гараж и мастерская, второй и третий – жилые. Дом принадлежал одному из должников мафии, но он сбежал и теперь дом стоял ничей. Мощеной дороги к нему не было – просто утоптанная земля, переходящая в песок. До моря метров сто…
Они загнали машину в гараж. Всего в доме жило их трое… сейчас был не сезон, по сицилийским меркам холодно, градусов двадцать, не больше – и потому в поселке они жили одни. Никто на них не обращал внимания.
Русский выбрался из машины первым…
- Эй, русский – у Джона было хорошее настроение – ты голоден? Может, поедим?
Вова Солдат покачал головой.
- Может, тебе нужна женщина? Только скажи, Пико какую надо приведет. Ты каких любишь, блондинок или брюнеток?
Ничего не отвечая, русский вышел на улицу и пошел к пляжу.
Подошел Пико или Пикколо-малыш. Этот мафиози постоянно жил в доме – ему лучше было на улице не показываться. У него был автомат.
- Что это с ним? – спросил он
- Не знаю.
- Хорошо съездили?
- Отстань – раздраженно сказал Джон – не лезь в душу. Что у нас, опять спагетти болонезе?
- Ну, да.
- Черт бы тебя побрал, идиота!
Джон раздраженно сплюнул и пошел наверх. Пико недоуменно пожал плечами
- А чего такого? Даже не попробовали. Ну, сказали бы, я бы мясо пожарил. Или рыбу…

Как только под ногами оказался песок – Вова Солдат сбросил обувь и продолжил свой путь босиком.
Он прибыл на Сицилию пару недель назад и, составляя план операции, немало покатался по городу и его окрестностям. Цель – магистрат, это кто-то вроде председателя горисполкома – что-то лишнее узнал о контактах сицилийской мафии с итальянской коммунистической партией и через нее – со спецотделом ЦК, которому нужны были крупные суммы наличными в любой западноевропейской валюте. Вот его и приказали убрать, а должен был это сделать Вова-Солдат. Магистрата серьезно охраняли – достаточно сказать, что один из охранников постоянно стоял рядом и держал открыто пистолет со снятым предохранителем. Против снайпера это ничто, но местному зверью захотелось крови…
Так вот, Палермо был … ну скажем, ничуть не лучше Сочи. Да, в каждом доме был полный набор бытовой техники, машин было побольше - но это и всё. Зато – прямо в центре города были развалины, и Джон сказал, что это осталось от американской армии, которая вторглась на остров в сорок третьем. С тех пор никто так ничего и не убрал, во многих местах на стенах были видны следы от пуль, кое-как заделанные.
На улицах торговали наркотиками. Было полно проституток и всяких неформалов – и это при том, что католические церкви по субботам были полны.
А провинция… рыбацкие деревушки, виноградники и посадки олив, трудящиеся крестьяне и большие белые дома местных землевладельцев – феодалов – все это никак не производило впечатление чего-то передового. Да, он не раз бывал в теперь объединенном Берлине на западной его части и знал, что Европа бывает и побогаче – но южная Европа была вся такой… а это ведь половина Европы. Да и Берлин… если убрать рекламу, то разница только в магазинных полках и опять – машин побольше. И – всё.
Тогда почему же они нас победили? Как это вышло?
В том, что победили – Вова Солдат не сомневался ни на минуту… если бы не так, партия не переходила бы на нелегальное положение, и он не занимался бы тем чем он сейчас занимается. Но почему… как могло такое произойти?
Как…
Он почувствовал, что кто-то рядом… но мафиози тоже почувствовал, сказал
- Это я
Встал рядом. Они стояли и смотрели вдаль, где за туманной дымкой – была материковая Италия. Страна, которой этот остров принадлежал лишь по недоразумению – тут всегда вели дела по-своему.
- Как ты попал в мафию – вдруг спросил Солдат
Джон хохотнул
- Ну, ты даешь, русский. А ты как стал киллером, а?
Вова не ответил
Мафиози вдруг перестал улыбаться, ответил серьезно.
- Я тут неподалеку родился, русский. Деревня у нас называлась Скорчиавачче. По-английски
это путь коровы, скотопрогон, короче. Отец у меня фермером был, коровы у него были. Потом правительство дорогу скоростную решило проложить. Пастбище на одной стороне, а дома наши на другой, неудобно. Да кому какая разница, кто нас слушал? Правительству на нас всегда плевать было. Отец несколько лет еще помыкался, потом продал землю и в город перебрался. А в городе кому мы нужны – крестьяне? Мы и не умеем ничего. Только верными быть. Нашли земляка, тот уже в организации был. Отец старый был, а я…

- Один раз Томмазо – так его звали – взял меня с уроков, повез в горы. Я испугался тогда. Остановились мы, там стадо. Томмазо мне пистолет дает и говорит – убей теленка. Я спрашиваю – зачем? Томмазо отвечает – потому что я так прошу. Ты же мужчина? А мужчина должен уметь убивать. Я пистолет взял… руки трясутся… не могу. Томмазо говорит – какая разница, его все равно на мясо пустят. Убей. Я пистолет поднял… Томмазо говорит… подойди поближе, промажешь… я и выстрелил. Теленок упал, но не умер, живой он был, мычал. А Томмазо и говорит – добей.
Джон сплюнул
- Я потом заснуть долго не мог, как закрою глаза – так этого теленка вижу. Слышу, как он мычит. Ходил в церковь, исповедовался, да все без толку…

- Потом Томмазо пришел в семью к нам, дал денег, стол накрыли. Хорошо говорил обо мне, настоящий мужчина растет. А потом когда мать вышла, дал мне под столом пистолет и говорит – у тебя друг Риццино есть? Я говорю – есть. Томмазо и говорит – у него отец полицейский. Он твой друг, ты у них в доме бываешь. Убей полицейского, мы тебя сразу примем. Тебе четырнадцать лет даже если поймают – ничего не сделают, несовершеннолетних судить нельзя. Я на отца смотрю, а он в тарелку смотрит и молчит.

- Я пистолет взял. Пошел и убил отца своего друга.

- Я потом много людей убил, русский. Многих и не помню уже. А вот теленка помню. Каждый день, как засыпаю, его слышу. Наверное, пока не убьют, так и буду слышать. А в тюрьму мне нельзя. Мне пожизненное дадут, в одиночке я с ума сойду. Там он со мной и днем будет – теленок тот.
Джон ковырнул носком туфли землю
- Зря ты это спросил, русский. Лучше бы не спрашивал.
- Мне нужен Си-4 – сказал Вова-Солдат – или Семтекс. Килограммов двадцать, не меньше. Лучше тридцать. Найдешь?

В тот день – магистрат прилетел в аэропорт точно по расписанию. Сел в свой бронированный Форд Крома белого цвета – с ним было трое личных телохранителей из Squadra Mobile. Набирая скорость, кортеж понесся к городу.
Под дорогой был путепровод – пересечение с какой-то местной дорогой, важной для местных жителей. Никто не обратил внимания утром на троих рабочих, что-то чинивших на дороге. Двое чинили, а третий сидел за рулем небольшого грузовичка. Потом они уехали.
Как только Фиат магистрата поравнялся с путепроводом – грохнул страшный взрыв. Более тридцати килограммов Семтекса были прикреплены к своду путепровода. Искореженный Фиат Крома несколько десятков метров кувыркался по шоссе. Сам магистрат, его супруга, тоже государственный служащий, его водитель и трое полицейских –погибли все.

Через три месяца другой магистрат, тоже известный борец с мафией, вышел из квестуры и сел в свою машину, намереваясь ехать домой. Грохнул взрыв. В отличие от предыдущей жертвы – этот был неосторожен и машина на ночь оставалась без присмотра, а водитель утром не осматривал ее как следует. Кто-то подложил в машину бомбу…

Вова – Солдат, который после второй ликвидации скрывался в горах, на какой-то вилле, принадлежащей кому-то из Коза Ностры понял, что его убьют.
Это раньше – никто бы не посмел убить советского, посланника спецотдела ЦК КПСС – зная, что кара будет страшной. Сейчас – СССР больше не было, партия перешла на нелегальное положение… и кто он? Не более чем киллер, прошедший советскую школу диверсионной войны. Других таких хватает – после того, как объявили о выводе Западной группы войск, многие из спецназа не прочь подработать. Все изменилось… Берлинской стены больше нет… Югославия горит на жертвенном костре… и какая разница – одним больше одним меньше.
Они ждали босса, но он не ехал. И Вова-Солдат в какой-то момент понял, что он не едет потому что ждет, когда Джон или этот Пико позвонят ему и сообщат, что неудобного исполнителя двух нашумевших ликвидаций больше нет.
Пико не отходил от него. Это был здоровенный дурковатый парень из местных, он тут носил автомат Калашникова. Раньше силицийские мафиози были в основном вооружены Томпсонами, Шмайссерами и Береттами, оставшимися тут со времен второй мировой – но сейчас антиквариат стремительно заменялся советскими и югославскими Калашниковыми. После развала Организации Варшавского договора – громадные запасы смертоносного железа, накопленные к Третьей мировой – остались никому не нужными и продавались чуть ли не по цене металлолома. Советские прапорщики готовы были за подержанный Мерседес отдать танк. И отдавали. Танки мафиози были не нужны – но автоматы они покупали охотно.
Вова, сидевший с Джоном и Пико на громадной открытой террасе – с нее было видно море – вдруг поднялся
- Где тут у вас туалет?
Джон махнул рукой
- Иди с Пико, он покажет.
Они пошли вниз. Пико по-английски совсем не говорил. Когда они пришли, Пико показал на дверь. Вова Солдат подергал ручку, сделал жалобное лицо
- Не открывается – сказал он по-русски
Пико ничего не понял. Он вообще ничего по жизни не понимал, иначе бы не шагнул вперед, чтобы открыть русскому дверь. Солдат ударил его обеими руками, правой и левой. Подхватил обмякшее тело, взял в захват голову, рванул вбок и вверх. Раздался хруст.
Готово.
Автомат был на ремне. Вова попытался снять его, но не получалось. Выругавшись, Вова отстегнул ремень – и тут увидел Джона. Он спускался к туалету, шел следом за ними - и у него был Узи с глушителем. Он вскинул автомат… и Вова вскинул свой. Но почему то ни один из них не выстрелил в другого.
Они просто стояли, целясь друг в друга.
Джон вдруг опустил автомат
- Стреляй – сказал он
Вова-Солдат не пошевелился
- Там машина моя, черная Альфа – на стоянке внизу. Ключи у меня в левом кармане, бумажник в правом. Стреляй и уйдешь.
- Зачем?
- Не могу больше… теленка слышать. Не могу.

- Давай же! – крикнул вдруг Джон
Вова – Солдат выстрелил – и мафиози упал…

Тут мне один украинец в личку написал - хочу посмотреть как ты деградировал. Ну-ну...

Tags: отрывки из книг, собственные статьи
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments