Александр Афанасьев (werewolf0001) wrote,
Александр Афанасьев
werewolf0001

Categories:

Традиции коррупции


Исследователи революции изучили политические, социальные, экономические, культурные ее аспекты, но упустили из виду еще один – работу спецслужб, считает историк Владимир Хутарев-Гарнишевский. Восполнить пробел он постарался в книге «Противостояние. Спецслужбы, армия и власть накануне падения Российской империи, 1913–1917 гг» (выходит в Издательстве Института Гайдара). На фоне участия царской России в Первой мировой войне страну охватила шпиономания, масштабы которой увеличивались ввиду неудач на фронте и по мере роста революционных настроений в обществе.

События, описанные в выбранной нами главе (печатается с сокращениями), происходили в 1916 году. Руководил в то время органами военной разведки и контрразведки в Русской армии Николай Батюшин, организовавший комиссию для борьбы со шпионажем и спекуляцией – известную как «Комиссия генерала Батюшина». Одновременно при активном участии Батюшина происходил передел влияния в ведомствах, которые, используя современную лексику, можно назвать силовыми.

Контрразведчик Владимир Орлов так описывал методы Батюшина в книге «Двойной агент. Записки русского контрразведчика»: «Для приобретения невольных сотрудников намеченные лица арестовывались и выпускались на свободу лишь при условии сотрудничества с комиссией генерала Батюшина. Эта комиссия была настоящим разбойничьим вертепом, где широко применялись все разбойничьи приемы: произвол, насилие, шантаж, угрозы, вымогательство, при этом “вертеп” обладал всею полнотою власти, игнорируя все действующие законы, распоряжался имуществом и жизнью граждан по своему усмотрению или даже по усмотрению одного из своих сотрудников. В распоряжении Батюшина имелась вся полиция и жандармерия. Стоило одному из сотрудников комиссии генерала Батюшина пожелать устранить своего соперника, как немедленно к этому лицу предъявлялось обвинение в сношении с воюющей с нами державою, – это обвинение фабриковалось с необычною легкостью, и обвиняемые рисковали не только имуществом, но и жизнью, на основании статьи 108 Уложения, за государственную измену. Монасевич, например, боялся, что берейтор Пец может отбить у него любовницу Лерма. Немедленно комиссия Батюшина, по просьбе Монасевича, предъявляет Пецу обвинение в сбыте лошадей в Германию, путем транспортов через Швецию. Пец немедленно подвергается аресту, а Монасевич тем временем наслаждается жизнью. В конце концов, оказывается, что весь этот вздор был сочинен тем же Монасевичем, и Пеца неохотно выпускают на свободу».

В решение вопроса о реформировании военной контрразведки вмешался Николай Степанович Батюшин. Он начал действовать через Ивана Манасевича-Мануйлова, работавшего на контрразведку Северного фронта в качестве информатора. Батюшин был близко знаком со Борисом Штюрмером с 1909 года и пользовался большим доверием. Зная нелюбовь и откровенно враждебные отношения директора департамента полиции Евгения Климовича с главой правительства, Манасевич начал активно предлагать тому назначить директором департамента полиции Батюшина.

По утверждению генерала Лукомского, [генерал-адъютант] Михаил Алексеев доверял Батюшину ведение деликатных дел. Видный контрразведчик Орлов писал: «Генерал Батюшин уверил генерала Пустовойтенко, а этот в свою очередь генерала Алексеева в том, что все неудачи армии зависят от банков, банкиров и промышленников, и вот генералу Батюшину дается поручение “потрусить” банкиров и промышленников. Первым пострадавшим явился Д.Л. Рубинштейн».

Интересно, что весьма скупо описывая в своих мемуарах дело директора Русско-французского банка Рубинштейна, Батюшин особо подчеркивает близкую дружбу последнего с директором департамента полиции Климовичем. Занимательное совпадение. В результате обыска у банкира никаких доказательств его шпионской деятельности найдено не было, но контрразведчики на этом не угомонились.

Широкие полномочия Северного контрразведывательного отделения были связаны с тем, что в мае 1916 года по ходатайству Батюшина Алексеев убедил Николая II создать под руководством Николая Степановича специальную оперативно-следственную комиссию по расследованию деятельности столичных банкиров.

Рубинштейна, талантливого вундеркинда из Харькова пытались отжать, потому что через него шла приватизация важных кусков госсобственности. Кстати, на тот момент приватизация была и шла довольно лихо. Например, в связи с полной неконкурентоспособностью в сравнении с продукцией частных металлургических концернов Новороссии - собирались приватизировать уральские государственные горно-металлургические заводы. Ох, как грызлись за этот кусок.
Всю эту историю я буду рассказывать в Человеке из Буэнос-Айреса.


Tags: история, события в России
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments