Александр Афанасьев (werewolf0001) wrote,
Александр Афанасьев
werewolf0001

Categories:

Лекарство против морщин

Два года назад начал писать. Заканчиваю...

…наши матpосы пpодали винт
эскимосам за бочку вина
и судья со священником споpят всю ночь
выясняя чья это вина
и судья говоpит что все дело в законе
а священник - что дело в любви
но пpи свете молнии становится ясно:
у каждого pуки в кpови
но никто не хочет и думать о том
куда "Титаник" плывет
никто не хочет и думать о том
куда "Титаник" плывет

В.Бутусов


22 сентября 2020 года
Каир, Египет


Эту квартиру я подготовил заранее. Снял на свои индийские документы. О ней не знал никто. Ни Дэн. Ни Служба. Ни контактер из Братства. Никто. Потому что я понимал – примерно этим и кончится, и уходить надо будет в одиночку.
Квартиру я снял в Замалеке, в дорогом районе Каира – это все равно, что у нас Тверская или Арбат. Круче некуда. Пятьсот пятьдесят долларов в месяц, причем напрямую хозяину, без услуг симсара* – мало ли кто на него выйдет потом. Хозяину я заплатил сразу за три, причем оговорил, что ко мне приедет жена. Шоколадные по египетским меркам условия.
Квартира – в старом доме. Английском еще. Чтобы вы понимали – стены в метр толщиной. Третий этаж. Огромная зала, три комнаты, две из которых спальни, плюс кухня и балкон. Балкон и все окна – в решетках. Это от воров – тут зарешечены все окна, от низа и до самой крыши. Кондиционер в каждой комнате.
Квартира типично египетская. Спальни небольшие. Кухня отделана по стенам таким же кафелем как на полу – напоминает морг. Два выхода на балкон – из кухни и комнаты. В туалете сортир наполовину европейский. У арабов нет унитазов – тут он стоит, европейского вида. Но нет туалетной бумаги – а есть шланг для подмывания.
Лифта нет. Отопления тоже никакого нет – что такое горячая вода по трубам тут не знают. Есть нагреватель, он и нагревает воду. Нагреватель старый. Пожрать – приносит бавваб, привратник. Каждый раз я подкидываю ему примерно эквивалент пары долларов – он безумно благодарен.
С Ириной мы добрались до квартиры потемну, бавваб уже спал, и я его беспокоить не стал. В квартире с Ириной случилась истерика, некрасивая, бабская истерика. Я оставил ее истерить в большой комнате, а сам прошел в ванную, снял куртку…
Да… по лезвию прошелся.
Две пули – и обе попали в плитник. Одна автоматная. Если бы не плитник – сейчас бы был двухсотым.
От души выругавшись, полез под ванную, вытащил сумку. Это все я купил на черном рынке – в Египте оружие вообще нельзя, но черный рынок всегда был, а сегодня, когда с одной стороны события в Ливии, а с другой на Синае – цены на нелегальное оружие сильно упали. Два пистолета, один турецкий, другой сербский, пачки с патронами, короткий Калаш, гранаты…
Жизнь у нас пошла дикая…
Выбрал «серба» - почти точная копия Зиг-Зауэра, зарядил, привесил кобуру на пояс. Сейчас со стволом даже в сортир ходить надо, чувствую, нас пол Каира ищет. Вышел в залу, Ирина уже выплакалась и теперь просто тупо сидела и смотрела перед собой. Дура. И сволочь. Сколько людей погибло… и все ради чего?
- Телефон крестного своего не забыла? – спросил я
Она покачала головой
- Позвонишь ему. Скажешь, чтобы вытаскивал нас отсюда. Только не сейчас, через пару дней. А пока сидим здесь. Как только накал поисковых мероприятий схлынет – тихо уйдем. Доставлю тебя в Москву, после чего катись колбаской по Малой Спасской. Поняла?

- Теперь правила. Из квартиры ни ногой. Еду нам будет приносить бавваб, когда кто-то приходит, ты уходишь в свою комнату и сидишь там, носа наружу не суешь. К окнам не подходить, не выглядывать. На балкон ни ногой. На телефон не отвечать. Все поняла?

- Тогда иди. Вон твоя комната. Там спальня и все что необходимо. Не шуми и вообще постарайся не отсвечивать

- Что сидишь? Иди, ложись спать.

Когда Ирина ушла – я еще раз проверил всю квартиру. Молоток и гвозди у меня были – я заколотил дверь черного хода из кухни – напрочь. И вколотил гвоздь перед входной дверью, согнув его так чтобы было что-то вроде страховки – повернул, и дверь открывается. Затем пошел спать. Одеяло свернул так чтобы было похоже на человека и оставил на кровати – а сам лег на полу. Береженого Бог бережет, небереженого конвой стережет.

Утром – раздался стук в дверь, пришел бавааб. Я приоткрыл дверь, принял сумки с продуктами. Дал еще денег – на следующие покупки.
- Сдачу оставь себе.
- Да пребудет с вами милость Аллаха, уважаемый…
Закрыл дверь, понес продукты на кухню. Ирина уже была там, она явно пришла в себя после вчерашнего. Навострила носик
- Мы завтракать будем?
- Ага. Готовить умеешь?
Она покачала головой
- Если только яичницу пожарить.
Кто бы сомневался.
- Тогда не мешай. Сейчас приготовлю…

Приготовил шакшуку – яичница с овощами, просто и сытно. Так то я много чего умею, просто времени нет. Но если надо – я сразу несколько кухонь знаю. Арабскую в том числе, индийскую…
Заварил чай.
- Прошу, мадам…
- Мадемуазель.
- Давно?
- С недавних пор.
- А твой исламский брак?
- Это несчетово – уже с набитым ртом произнесла она
Кто бы сомневался…

Съели все. Это не Россия, готовить впрок тут нельзя, что не съели выкидывай. Портится все тут моментально.
- А ты ничего – прищурилась Ирина, облизывая ложку – и готовить умеешь. Не мужик – мечта.
- Не старайся.
- В смысле.
- В прямом. Всю твою предысторию я знаю. И то, как ты родного отца сдала племенам – тоже знаю. Так что не пыли. Не выйдет.
- Да что ты знаешь то…
- Да много чего. То что ты мужа не любила – это я понимаю. Но отца то – как?
Ирина прищурилась
- А ты знаешь, как он меня в пятнадцать лет под своего делового партнера подложил? Думаешь, я забыть и простить должна? Или как он мать до пьянки и суицида довел?
- Так уж и довел?
- Не знаешь – не говори – зло сказала она
Я почему то понял, что это правда. Интересно, найдется ли в России писатель – не сейчас, может позже – который сможет описать всю ту необъятную мерзость, которую представляет собой наш новый высший класс? Тут Достоевский нужен, не меньше. Это не из грязи в князи, это князи в грязи. Люди, которые не имеют даже минимальных тормозов и приличий. Люди, которые решили, что можно всё и ничего не будет. Люди, которые не имеют страха, ни перед законом, ни перед людьми, ни перед Богом.
А самое страшное – они уже воспитали себе смену. Вот такую.
- Ладно, сменим тему. Как хоть жилось то? В законном браке?
- Да вообще жесть. Пару месяцев в Европе, еще пара в Дубае, а все остальное пустыня. Ни выйти никуда, ни пошопиться.
- Ну, зато деньги.
- Какие деньги – презрительно сказала Ирина – зачем они нужны, если их тратить нельзя. Тупые здесь все.
- И муж твой?
- Этот в особенности – зло сказала Ирина – хоть бы трахал по-человечески, можно было бы терпеть, а так…
- Он что, геем был? – осведомился я
- Да нет. Просто тут все с детства сахар жрут как не в себя. Оттого повальный диабет, а от диабета импотенты все. Потому баб дома прячут, боятся, что гулять начнут. У моего совсем не стоял, представляешь?
Мда… зато у меня стоит. Точнее, стоят. Волосы дыбом.
А я то повелся… дурак. Дважды даже дурак. Сначала мне Денис показал подрихтованную фотку – специально сделал так чтобы на молодую Маринку была похожа… сволочь. А теперь еще и это.
- Представляю. И как обходилась?
- Да как получалось, так и обходилось. Мы еще в Тунисе долго жили, там не погуляешь особо. Ты говоришь, он погиб?
- Да.
- И черт с ним.
Я промолчал. Парень пошел против семьи, отца, рода чтобы жениться на женщине, которая его и в грош не ставила... и у которой не нашлось пары добрых слов даже после его смерти. За что он погиб? За что я рискую? За кого точнее? Вот за эту?
Все-таки не дело такие браки… межрелигиозные, межнациональные. Наверное, для всех – и для Махмуда в первую очередь – было бы лучше, если бы он нашел себе… или отец нашел бы ему простую, добрую и скромную девушку из своего народа, которая любила бы его и постаралась бы родить ему ребенка. Чем эту шаболду…
- Вас ведь дядя Игорь прислал, да?
- Да.
- Тогда вы мне должны помогать, так?
Я покачал головой
- Ошибаешься
- Почему.
- Потому что я работаю на страну. И на себя. Но никак не на дядю Игоря.
Ирина поразмыслила. Потом выдала
- Ты, значит, дурак?
Да. Наверное. По сравнению с ней я точно – дурак.
Я только не знаю, что ее поколение – оставит детям. Они ведь…
Ладно.
- Ага. Дурак. Мне уйти?
- Ты чо? Оставайся…

Ночью – как я и предполагал – мадемуазель попыталась лечь ко мне в постель. Я сказал ей много нелестных слов и отправил обратно.
Удивляться я уже не удивлялся. Нечему удивляться.
Что посеешь, то и пожнешь.

- Примеряй.
Засветился. Каир – город, где минимум двадцать миллионов душ обретается, но мужчина, покупающий одежду для женщины – volens-nolens привлекает к себе внимание. Пойдут разговоры, а тут… тут еще с мубараковских времен полно стукачей. Конечно, революция много чего переломала и перекорежила, но - варит горшочек, варит.
Сам я подстригся по-другому, изменил цвет волос. Усы отрастил, пока не усы, так себе – но уже что-то. Очки в роговой оправе. Документы на имя Мойеда Хашими, гражданина Пакистана. Уроженца и жителя города Карачи, одного из немногих городов мира, который по масштабам не уступит Каиру. Сфабрикованы индийской военной разведкой. Но верняк – я пробивал по базе, такой человек есть и адрес есть, и фото на меня похожее. Деньги, членская карточка гольф-клуба и все прочее – прилагается.
Включая миссис Хашими.
Это основной вариант. Запасной – добраться до Хургады – оттуда вылететь в Сараево. Рейсы постоянно летают, и чартеры и регулярные, в аэропорту бардак, пассажиров кое-как проверяют. Кстати особое внимание уделяют русским – потому что приказ правительства, а вот самолет на Боснию и Герцеговину взрывать никто не будет. Какой дурак будет взрывать самолет с мусульманами? Там – перейдем в Республику Сербскую, границы там нет нормальной, тупо можно пешком или проводнику заплатить. А оттуда – уже в саму Сербию. И – в Москву. Доберемся до Сербии – считай, в дамках…
- Не так...

- Здесь свободнее. Так только б… носят.
- Не гони. Так все местные носят. Всех уже задолбало чадру носить. Уроды
Нельзя, кстати сказать, что Ирина не права. Египетских женщин - никто никогда не спрашивал, а чего же хотят они. Здесь все решают мужчины. Ничего не делают, целыми днями сидят в кафе, курят кальян, дуют кофе. Женщины тем временем – думают, чем накормить детей и великовозрастного обалдуя. У многих есть свой небольшой бизнес. Если здесь что-то и изменится когда-то – то благодаря женщинам, а не мужчинам.
И одежду египтянки из религиозных кварталов носят так чтобы подчеркнуть, а не скрыть.
- Ты не местная. Ты моя жена. Миссис Хашими.
- Даже так…
- Вот именно. Мы живем в Карачи. И я брал в жены простую и скромную девушку а не конченую б… Так, теперь пройдись…

- Да не как на подиуме! Смотри!

- Восточная женщина семенит. Идет за мужем, смотрит ему в спину. Никогда не заговаривает с мужчиной, только если разрешит муж. Поняла?
- Я не восточная женщина…
- Я заметил. Если не хочешь стать мертвой женщиной - делай, как я говорю. В точности. Поняла?

- Давай еще раз.

Бавааб вызвал нам такси. Я вознаградил его десятидолларовой бумажкой, и старик чуть не прослезился.
В такси, пробивающемся через пробки Каира - Ирина как то очень естественно прижалась ко мне, положила голову на грудь. И почему то от этого – мне стало как то легче. Спокойнее. Ощущение близости. Того что ты не один.
Или может, это просто ощущение общности. Того что мы теперь в одной лодке и ищут – нас обоих.

В полупустом аэропорту – последствия революции сказывались до сих пор, ни туристы, ни инвесторы в Египет не ехали – я сразу понял, что улететь не выйдет.
Такой масштабной облавы, я еще не видел.
Вон… вон… вон еще один – да их тут как тараканов. Не стесняются – одинаковая одежда, стоят, перекрывая подходы к кассам, к пунктам пропуска. В руке у каждого телефон, взгляд в него – взгляд в проходящего. В телефоне явно наши фотографии
Это не арабы. Американцы.
Что же так то…
- Ириш… разворачиваемся, уходим. Но не сразу. Давай, прикинемся, как будто мы приехали кого-то встречать.
- Почему?
- Глупых вопросов не задавай. У касс, в костюме. И правее, ниже рекламного плаката с кофе. И дальше.
- Это транспортная безопасность?
- Нет. Ищут нас.


Tags: отрывки из книг
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments