Александр Афанасьев (werewolf0001) wrote,
Александр Афанасьев
werewolf0001

Categories:

Идите и убивайте

Еще отрывок

Отношения между Грецией и Албанией всегда были скверными, даже тогда когда они находились в составе одной империи – Османской.
В отличие от греков, которые имели свое государство еще две тысячи лет тому назад – албанцы во многом выдуманная нация, проект. В средние века – в тех местах, которые сейчас принадлежат Албании – жили горные племена. Жили не сказать чтобы хорошо – но вмешиваться в свою жизнь никому не давали – и легендарный Сканденберг, которого теперь албанцы почитают чуть ли не отцом своей нации – регулярно бивал войска Султана – правда, точно так же регулярно и заключал с ним феодальные соглашения. Но факт остается фактом – в отличие от Греции или той же Сербии – племена никогда не удавалось покорить до конца, да и смысла не было – жили они не богато и в качестве дани мало что могли дать. Занимались они в основном разбоями.
Как таковой единой албанской нации не было. Существовали две большие племенные группы, каждая со своим языком и своими диалектами – и даже со своей религией. Севернее реки Шкумбини и в Косово жили геги, они в основном приняли ислам. Южнее жили тоски, они были частично католиками, но были даже православные. Там же жили и многие другие национальности, и этнические группы, в частности чамы, которые во время 2МВ сражались вместе с немцами против греческих партизан, и эпириоты – наследники небольшого, но исторически важного греческого царства Эпир. Границу между Грецией и Албанией в соответствии с этническим или религиозным делением - провести практически невозможно.
Примерно в самом конце 19 века – австро-венгерские спецслужбы задумались о судьбе Балкан после ухода оттуда турок. Угрозы были самые разнообразные. Если реализуется проект Великой Сербии под покровительством России – то Австро-Венгрия будет жить как бы в клещах, под постоянной угрозой войны на два фронта. Если реализуется проект великой Италии – а к тому были все предпосылки, потому что Дубровник (Рагуза) например, исторически происходил от римского поселения – то Австро-Венгрия рискует потерять Фиуме, Абацию (курорт императорских особ) а возможно и всю Кроацию. Требовалось самим взять под контроль процессы национального возрождения на Балканах и создать нации, которые будут под контролем именно австро-венгров.
Таким образом – Австро-Венгрия начала вкладывать деньги и усилия в создание албанской нации. Усилия самые разнообразные – открытие школ, создание единого литературного языка, напечатание книг и словарей, финансовая поддержка политиков, поставки оружия. Это все, кстати, прекрасно задокументировано, как и то почему нацию решили создавать на основе гегов, а не тосков. Это для того чтобы основной религией новосозданной страны был ислам и она не смогла бы жить в мире ни с Грецией, ни с Италией, ни с Сербией.
Австро-Венгрия погибла – но Албания как единое целое выжила и дожила до второй мировой. Там – она попала в советскую зону интересов и короля сменили Энвер Ходжа и Мехмет Шех – бойцы интернациональных батальонов в Испании. Был установлен культ личности и опора на собственные силы – чучхе - но со своей диковатой спецификой. Энвер Ходжа был уверен, что на его маленькую родину обязательно нападут и делал все, чтобы подготовиться к ответу. Каждая семья должна была иметь бетонный бункер, чтобы укрываться и вести оттуда огонь по врагу. Поля заставляли миллионами металлических штырей – это чтобы на них напарывались парашютисты. Весь национальный доход страны шел на нужды обороны, трудящимся не полагалась не только собственная машина, но и телевизор или стиральная машина, автобусов тоже не хватало, и на работу ходили пешком. В итоге – когда режим пал во время событий 1989-1991 годов – изумленной Европе предстала маленькая, практически средневековая страна, покрытая сделанными из плохого бетона бункерами с нищим и голодным населением, у которого нет самых элементарных благ. Ни в одной социалистической стране народ не был доведен до такой степени нищеты и убожества, как в Албании.
Демократы, пришедшие к власти, чуда не сделали – да и плохо они представляли себе, что такое демократия. Перекрасившиеся коммунисты стали социалистами и довольно быстро вернули власть – но страна уже шла вразнос. Албанцы занялись тем, чем занимались их предки – насильственной преступностью и контрабандой. Рухнула полукустарная промышленность, а улицы заполонили угнанные в Европе Мерседесы. Потом – начали появляться многочисленные финансовые пирамиды, в которые население понесло деньги. Все пирамиды лопнули, но в отличие от России – разъяренный народ вышел на улицы и снес власть. Армия и полиция разбежались, а народ разграбил оружейные склады, которых было немало – на случай нападения, еще со времен Ходжи. Американцы подогнали Шестой флот и начали экстренную эвакуацию иностранных граждан.
Греция в тоже самое время – попала в западную сферу влияния и несмотря на сильные позиции коммунистов построила хоть и скромное по европейским меркам – но невиданное по албанским меркам благополучие. В результате – если во времена Ходжи говорить что ты этнический грек было, мягко говоря, нежелательно – то во время событий девяностых триста тысяч граждан Албании вдруг осознали, что они на самом деле этнические греки (в Греции действует «закон крови» как в Израиле) и ринулись к границе…
В Греции в то время обстановка была так же… невеселая, мягко говоря. Рост сменился стагнацией, был смещен режим «черных полковников» - но благосостояния это не принесло, процветала коррупция. Рядом разваливалась с треском Югославия – и в страну хлынул поток беженцев, контрабанды и оружия. Правые греки после установления гражданского правления были сильно недовольны левыми и начищали оружие для нового переворота.
И на все на это накладывалась нерешенность пограничных и приграничных вопросов.
Была создана международная организация греков – Омония, открывшая отделения, прежде всего в Албании. Крайне правые вспомнили, что часть Албании – это территория исторического греческого государства Эпир. А 10 апреля 1994 года неизвестные напали со стороны Греции на пограничный пост албанцев, при этом три албанских солдата погибли. Пошел слух, что действует греческий спецназ. Это кстати могла быть и правда – в греческой армии полно крайне правых. В ответ албанское правительство приступило к разгрому структур Омонии в Албании, двадцать шесть человек попали под суд. Им предъявили обвинение в измене Родине.
Начали летать какие-то самолеты, разбрасывавшие листовки с призывом к живущим в Албании грекам объединяться и готовиться. Сбить их было некому и нечем, потому что армия разбежалась, а склады были разграблены. ПВО для Албании девяностых годов было недосягаемой роскошью, которую страна себе не могла позволить.
Албанские националисты в ответ вспомнили о небольшом (примерно шестьдесят тысяч населения) народе чамов, проживающих по ту сторону границы. Объявили, что греческие националисты притесняют чамов, и что албанцы готовы оказать родственному народу чамов помощь в освобождении из-под пяты греческой буржуазии. Надо сказать, что лозунги албанских националистов почти не отличались от лозунгов начального периода правления Энвера Ходжи – он тоже озаботился народом чамов, во время Второй мировой воевавших на стороне немцев. Но сейчас был не конец сороковых, был конец девяностых и чамы не обрадовались внезапно нашедшимся по ту сторону границы родственникам, многие из которых выглядели как откровенные бандиты. Как и перспективе перейти из статуса меньшинства в относительно благополучной Греции в такой же статус в нищей и голимой Албании, из которой в Грецию валом валят беженцы.
Так что конфликт, который в девяностые был на самой грани войны – эту грань не перешел даже без особого вмешательства мирового сообщества. Причин было несколько. Это и наглядный пример прикладного национализма в разваливающейся под боком Югославии. И крайняя нищета и убогость самой Албании – трудно было одновременно и воевать с Грецией и переправлять в нее контрабанду и выцыганивать греческий паспорт. И тот факт, что одновременно с этим развивался куда более перспективный проект экспансии – отвоевание у сербов Косово, негласно поддержанное американцами. Там дела шли куда лучше, а боевые командиры УЧК были оппортунистами и прекрасно понимали, что связаться с демонизированной и проклятой всем мировым сообществом Сербией это одно, а с членом НАТО Грецией, у которой еще и одна из сильнейших армий на континенте – это совсем другое. Так что командиры УЧК сделали ставку на Косово и не прогадали…
Но прошло еще двадцать лет. И ситуация изменилась в корне.
Албания – стала членом НАТО и кандидатом в члены ЕС. В стране установилось скромное, но все же реальное благополучие и сегодняшняя Албания ничуть не напоминает Албанию девяностых. Что-то строится, на улице полно машин, пусть подержанных, а с каждого первого этажа дома торгуют китайским ширпотребом. Как то развивается туризм, албанцы благодаря статусу кандидата в члены ЕС получили возможность выезжать в Европу и работать (а многие уже и сидят).
В то же самое время – Греция погрузилась в пучину долгового и экономического кризиса, получив сомнительный титул главного должника ЕС. Из страны многие уехали, а из тех, кто остался – многие ожесточились и радикализовались. Драки после митингов или футбольных матчей не покажут по телевизору, но каждый, кто их видел – для себя выводы делает. Люди ищут виноватых, и если кто-то укажет на них – разбираться не будут…
Косово стало албанским, а так как у албанцев крайне высокая рождаемость и нет работы в крае (кроме криминальной или полукриминальной) – встал вопрос о дальнейшей экспансии. Подросло целое поколение молодых косоваров, воспитанное на рассказах о мужестве бойцов УЧК, о героизме войны, но саму войну не видевшее. Но желающее увидеть. Направления экспансии было три – некоторые районы Сербии, в которых были сильны мусульманские меньшинства, Македония, где четверть населения этнические албанцы – и Греция.
На македонском направлении – экспансия была временно приостановлена уступками со стороны македонского большинства (албанский язык в 2019 году был признан вторым государственным), а так же твердым предупреждением НАТО о том, что попытки разжечь новую войну получат достойный ответ. На сербском направлении – вначале были сделаны попытки ликвидировать сербские анклавы в самом Косово, но они так же не удались. Сербия сумела как смогла нарастить мощь своей армии и продемонстрировала что готова ответить, европейские политики все как один заявили о недопустимости новых территориальных переделов в регионе – а кроме того появился еще один фактор, на который нельзя было не обращать внимания. Если в девяностые вмешательства России можно было не опасаться – то сейчас как раз его то и стоило опасаться. История с Сирией показала, что теперь возможно все – и албанские националисты сильно не хотели оказаться под бомбами с самолетов Путина.
Так что двадцать лет спустя – ничего не было решено, старые обиды не были забыты и уроки не были извлечены. Что Албания, что Косово, что Македония, что Греция – все эти страны напоминали котлы на огне с плотно задраенной крышкой. Вопрос был в том, какой котел взорвется первым…


Tags: отрывки из книг, собственные статьи, события в мире
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments