Александр Афанасьев (werewolf0001) wrote,
Александр Афанасьев
werewolf0001

Category:

Почему Глуховский неправ


Говорят, гражданское общество в России празднует первую свою победу. Ивана Голунова удалось вырвать из челюстей гидры, которая знаменита своей мертвой хваткой. Достать его из внутренних органов еще даже необваренным желудочным соком. Раньше гидра челюстей не разжимала, догладывала любых — виноватых и невинных, догладывала просто потому, что так устроена, что вся построена вокруг своей святой привилегии жрать живых людей и никогда никому не могла позволить в этом своем праве усомниться.
А тут что-то случилось. Мгновенная мобилизация десятков тысяч людей и сотен селебритиз, единодушие, с которым освободить Голунова призывали Людмила Улицкая и Тина Канделаки, Лев Рубинштейн и Иван Ургант, для России оказались беспрецедентны. Дело было не только в том, что система решила раздавить отчаянного журналиста-расследователя — она уже и таких, и не таких давила — и ничего; дело оказалось еще и в том, что на место Голунова себя может поставить любой.
Потому что любому в нашей стране можно подкинуть пакет чего угодно, к любому можно ворваться в дом в его отсутствие и развернуть там декорацию нарколаборатории для кинохитов от режиссеров из МВД и ФСБ. Любого можно отправить на семь лет в тюрьму, а можно и на двадцать. Но то, что таким способом расправились с ярким журналистом, означало, что расправиться так можно с каждым.
Нас сплотил не только праведный гнев, нас сплотил страх. Сплотило острое ощущение абсолютного бесправия и ощущение того, что если смолчим и сейчас, завтра придут именно к нам. К нам — это к тебе и ко мне.
В России проживают два сорта людей: «маленькие люди» и «большие». «Маленький человек» это тот, кому, случись с ним что, звонить некому. «Маленький человек» в любом столкновении с властью или просто обслуживающими ее и прислуживающими ей «большими людьми» будет неизбежно уничтожен. Маленьких людей подавляющее большинство, но «больших» они никогда не перевесят, потому что весят как воздух, а стоят как дерьмо.
Наша главная беда — не несвобода; наша главная беда — бесправие. Ничтожность человека, его незащищенность.
Бесполезность и обреченность борьбы за себя, за свое человеческое достоинство, за свои права. И из-за этого — нулевое человеческое достоинство. И из-за этого — нулевая ценность человеческой жизни.
Счастливое разрешение драмы Ивана Голунова это вовсе не торжество справедливости. Это, как всегда и бывает у нас, торжество политической целесообразности.
Именно лавинообразная мобилизация гражданского общества и поддержка неформальных элит (прежде всего так и не объезженных пока звезд ютуба) заставили гидру сначала имитировать согласие с протестом (говорящими головами Ирады Зейналовой, Маргариты Симоньян и Валентины Матвиенко), а потом нехотя срыгнуть заглоченное. Было принято решение не раскачивать лодку — может быть, потому что народные страх и ненависть по отношению к органам могут стать в нашей стране действительно мощными катализаторами политических перемен.
Но выходит так, что Голунова отпустили, потому что ему в конечном итоге было кому звонить — пусть и не знакомому прокурору, а Оксимирону, Улицкой, Фейсу, Рубинштейну и Дудю. Познеру, Бондарчуку и Урганту.
А десяткам тысяч человек, отбывающих многолетние сроки по подложным обвинениям, звонить было некому, и гражданскому обществу их приговоры глаза не мозолили. До Голунова как-то не было ощущения, что это может случиться с каждым. До Голунова не было — а теперь есть.
Но это ощущение скоро пройдет, забудется — вместо него останется приятный шлейф легко одержанной победы. Слетят несколько генеральских голов, будут брошены требующей крови толпе. И снова будет казаться, что с нами-то такого точно больше не случится. После Голунова — нет. Да, четверть всех осужденных в России все еще отбывают наказание по 228 статье, но об этом снова можно будет не думать. Или думать, что дыма без огня не бывает, если посадили, значит, было за что. Потому что думать так — спокойнее.
Потому что и от страха, и от героизма быстро утомляешься.
На месте отрубленных голов вырастут новые. Потому что гидра так устроена. Оправится и будет жрать дальше. Усвоив урок и выбирая себе на этот раз людей поменьше. Нас. Нас — это тебя и меня.


Я ничуть не сомневаюсь, что наша нынешняя власть не идеал, а силовики - нуждаются в куда более серьезном контроле и среди них много людей с мягко говоря нечистыми руками. Но у меня только один вопрос - а где мы возьмем другую власть и других силовиков?
Можно сколько угодно майданить - раз, два, три - но власть и силовики будут снова и снова происходить из нашего с вами общества, и они снова и снова будут воспроизводить те модели поведения, которым научились в нем. Общество ведь тоже далеко не безупречно. Кардинально власть и силовиков можно сменить только одним путем - отдать страну иностранным оккупантам. И то не факт - американцы ни в Ираке ни в Афганистане не смогли ничего изменить.
И вступление в ЕС не поможет, как мечтают украинцы - нормы поведения просто так, самим фактом вступления куда-то не прививаются и не переносятся.
И остается только одно.
Шаг за шагом. Дело за делом. Учиться демократии как диалогу. В котором каждая сторона слышит другую, а не просто высказывает требования. С пониманием что власть никуда не уйдет и мы никуда не уйдем - мы обречены быть за этим столом и договариваться, и нас за столом всегда будет двое. Чиновник за чиновником. Наказывать и чистить систему.
Ничтожность человека не преодолевается революцией - те кто были ничтожествами в 1917 году - стали еще большими ничтожествами двадцать лет спустя, совершенно беззащитными перед карательной машиной. Ничтожность человека преодолевается именно так - повседневным практикованием своих прав. Потому что человек у которого достоверно есть права, который эти права практикует - уже не ничтожество.

Tags: мысли вслух, общество, события в России
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments