Александр Афанасьев (werewolf0001) wrote,
Александр Афанасьев
werewolf0001

Categories:

Армения год спустя



После новости о координации армянских пограничников с россиянами по санкционным спискам прошла бурная дискуссия о переменах в Ереване. Многие комментарии показались мне несправедливыми. Вчера говорил с местными жителями, коллегами-депутатами, экспертами, и хочу в общих чертах рассказать о том, что же произошло в стране после Бархатной революции. (Об отношениях Армении с Россией напишу позже, отдельным постом.)

Революция в Армении прошла ровно год назад, в апреле-мае 2018 года. У протестующих были три главных требования: демонополизация и борьба с коррупцией, свободные выборы и расследование расстрела протестующих 1 марта 2008 года.

Демонополизация. Монополии в Армении были главным источником коррупции и обогащения политиков и чиновников. Привелигии на импорт для близких друзей власти касались всего – от дизтоплива, бензина, сахара и до бананов. В общей сложности монополизирован был ввоз почти 20 тысяч (!!!) наименований товаров.

Сегодня этого нет. От слова вообще. Теперь каждый гражданин Армении в рамках законов может ввозить в страну все, что посчитает нужным. Я лично был свидетелем обеденного разговора рестораторов, которые спокойно обсуждали, как привезти и продавать в Ереване древесный уголь и фрукты.

Борьба с коррупцией. После революции Армения столкнулась с теми же проблемами, что и Украина. Среднее звено органов прокуратуры и досудебного расследования, а также судебные органы по прежнему ассоциированы со старым режимом республиканцев. Главная причина – нехватка кадров и отсутствие соответствующей подготовки новых людей. Как следствие, отсутствие громких уголовных процессов и бессилие перед системным сопротивлением старого режима на уровне судов и прокуратуры.
Уровень коррупции значительно упал только в блоке общественной безопасности полиции. В остальных сферах прямая коррупция трансформировалась в саботаж реформ и препятствование расследованию преступлений бывших чиновников и политиков. Сегодня Армения на пороге новых механизмов т.н. "переходного правосудия". В том числе, введение статьи Уголовного кодекса о незаконном обогащении и дискуссии о создании антикоррупционных органов, в том числе, антикоррупционного суда.

Убийства 1 марта. В 2008 году акции протеста прошли по всей стране и вылились в столкновения с силами правопорядка в Ереване. В результате десять человек погибли, свыше 200 были ранены. И хотя убийства до конца не раскрыты, в деле есть продвижения. Найден т.н. "Секретный приказ N0038" о выдаче военнослужащим боевого оружия, формировании боевых групп, и установлено, что во время расстрелов у протестующих оружия не было. Тогдашний президент Роберт Кочарян находится под арестом и обвиняется в свержении конституционного строя. Экс-министр обороны Микаел Арутюнян объявлен в розыск и скрывается в Москве.

Свободные выборы. До революции выборы проходили в режиме временного заработка огромного количества людей, которых добровольно или угрозами вовлекали в инфраструктуру подкупа голосов. Машина штабов формировалась по принципу МММ с соответствующей структурой сотников, бригадных и проч. В среднем голос стоил 10-20 долларов. Люди продавали бюллетени просто потому что "все равно они выиграют" и "не заработаю я, заработает другой". Оплату скупки голосов обеспечивали бизнесмены из близкого круга бывшего президента и его родственников, которые потом получали право на формирование монополий (см. выше). Сегодня этого всего нет. Уже во время революции стало модным сообщать о любых попытках подкупа голосов. Подпольные штабы и схемы подкупа разрушены, а бывалая правящая партия вчистую проиграла прошлые выборы, не преодолев даже проходной барьер.

Большинство в парламенте и правительстве составляют представители общественных организаций и бывших оппозиционеров.

Прямая ассоциация общества с властью плюс постоянная обратная связь с гражданами дают потрясающий результат: вопреки всем вышеперечисленным проблемам, правительство Пашиняна по прежнему пользуется огромной поддержкой. Как пишут местные оппозиционные СМИ, "рейтинг главы кабмина значительно понизился и колеблется в пределах 52-53%.". Отчасти это правда – Пашинян пришел с поддержкой почти в 90%. Но иметь большинство людей за своей спиной спустя год у власти, согласитесь, это много.

Главное оружие новой команды – максимальная публичность, постоянная коммуникация и готовность называть вещи своими именами. За это ей прощают многие ошибки, непрофессионализм и сотни непосаженных чиновников прошлого режима. Главное, в стране сменилась атмосфера – люди помнят как все было, видят как старается новая команда и готовы помогать ей перед угрозой реванша.
Мустафа НАЙЕМ

Tags: Постсоветское пространство, политика
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments