Александр Афанасьев (werewolf0001) wrote,
Александр Афанасьев
werewolf0001

Categories:

Корни зла

1915 год – год первого сталинского процесса. Нет, я не шучу и не передергиваю. Принято считать, что первым большим процессом сталинского типа было «Шахтинское дело» - я же считаю таковым дело Мясоедова – Сухомлинова 1915-1917 годов. Ниже я это докажу – но обо всем по порядку.
Почему то историки, изучая сталинизм как явление – неразрывно связывают его с личностью самого И.В. Сталина и резко отделяют время его правления от того что было до него и после него. И еще более резко отделяют действительность СССР от действительности Российской Империи. Как будто в 1937 году – всем жителям страны Советов было максимум по двадцать лет и они не имели никакого жизненного опыта, кроме того который получили в СССР. И как будто бы Сталину и Ежову было по двадцать лет, как будто они не родились и не выросли в Российской Империи и не получили в ней самый важный, детский и подростковый опыт.
В то же время мы, живя в наше время – видим своими глазами, что независимой демократической и капиталистической России двадцать пять лет – но у нас по-прежнему существует советский человек, живя и совершая поступки в соответствии со своим опытом. И этот советский человек проявляется в нас буквально на каждом шагу. При этом – нас от Советского Союза отделяет лихолетье девяностых – но оно нас не изменило. Точнее, изменило конечно, но не всех и не кардинально.
Так почему же мы думаем, что в 1937 году было как то иначе? И не стоит ли нам поискать истоки этого страшного времени во временах молодости тех, кто в зрелости своей надел ежовые рукавицы и пошел искоренять контру? Не там ли – они набрались этого специфического сочетания наивной, нерассуждающей веры в самое страшное – с готовностью применять самое страшное, разнузданное насилие для массового искоренения этого страшного. А откуда взялось сталинское общество? Эти люди, которые искренне верили, что те, кто еще вчера стоял на Мавзолее - на самом деле агенты американской, немецкой, британской, польской, бурундийской разведок?
Как то очень легко мы поверили, что один Сталин и его ближайшие соратники – способны ни с того ни с сего ввергнуть народ – богоносец в чернейшие времена охоты на ведьм. Что один Сталин – способен всего за несколько лет создать систему общенационального террора. Сделать морально здоровых людей Великими Инквизиторами.
Так вот.
Дело полковника Мясоедова – началось и закончилось в 1915 году. До этого – жандармский полковник Сергей Мясоедов вел интересную и насыщенную жизнь. Он долгое время был начальником пограничного пункта в Вержболово, через который потоком шла самая разная контрабанда. У него были дорогие ружья и автомобиль Даймлер-Бенц (по современным меркам Мерседес - 600). Но непонятно – то ли он это купил на взятки, то ли на приданое супруги – еврейки. Жениться на еврейках для жандарма тогда было предосудительно.
В мирные времена – Мясоедов был приглашен на охоту лично кайзером Вильгельмом. По мнению немецких контрразведчиков – он совмещал охоту со шпионством (в пользу России), а контрразведчики ничего не могли сделать с гостем Кайзера. Мясоедов был личным врагом Столыпина и Гучкова.
Уволенный со службы он занялся бизнесом – пристроили еврейские родственники. Гучков обвинил его в шпионаже еще в 1912 году – но это был «удар от борта», на самом деле Гучков атаковал военного министра Сухомлинова. Мясоедов был приближенным Сухомлинова, организовывал отдых 65-летнего министра с его 25-летней супругой в Германии. Наверняка и что-то имел от этого, не он так его еврейские родственники. Но был ли он шпионом?
С началом войны – Мясоедов попросился в строй – и Сухомлинов устроил ему это. Лично ходил в тыл с разведгруппами, по мнению многих был полезен – но не упускал и возможности прибрать в брошенных немецких домах что-то ценное для себя. Но был ли он шпионом?
Его судили наскоро, военным трибуналом, после серьезных поражений зимы-весны 1915 года, которые на кого-то надо было спихнуть. Главным доказательством против него было сомнительное утверждение бежавшего из плена лейтенанта Колпаковского, который утверждал, что немецкие разведчики дали ему задание убить главнокомандующего, вел.кн. Николая Николаевича и посулили за это миллион рублей – а в качестве связника назвали полковника Мясоедова. Дело в суде – даже военном суде – почти развалилось – по части обвинений Мясоедов был признан невиновным, за что потом наказаны были сами судьи. Но по оставшимся вынесен был смертный приговор. По закону – Мясоедов имел право на обжалование, но воспользоваться им ему не дали. Вел. кн. Николай Николаевич распорядился лично и письменно – все равно повесить, что и было сделано.
Но дело Мясоедова – не ограничилось одним Мясоедовым, по нему было арестовано несколько десятков человек, включая жену Мясоедова, его любовницу и всех его еврейских родственников. Обвинения некоторых были по меркам юриспруденции ужасны – например, одного человека обвинили в том, что он дал Мясоедову взаймы печатную машинку, на которой он мог печатать шпионские донесения (на самом деле он печатал на ней письма любовнице). Другого – в том, что он вместе с Мясоедовым ехал в одном купе (и наверное во время поездки говорили не о видах за окном, а о шпионаже). По этому делу было вынесено еще девять смертных приговоров, в том числе жене Мясоедова, Кларе (видимо, за потерю бдительности). Приведено в исполнение пять, многим осужденным смягчил наказание лично Николай II, например Кларе Мясоедовой заменил виселицу ссылкой в Томск. Это стало одной из причин, почему в связях с врагом начали подозревать уже Высочайшую семью.
Однако, как и в 1912 году – следом за делом Мясоедова последовало дело Сухомлинова, военного министра. В 1916 году под сильнейшим давлением общественности, Думы и министров Николай II был вынужден снять его с поста военного министра. Вскоре он был арестован и обвинен в развале армии, шпионстве – в общем во всех смертных грехах. Его назначили главным виновным в т.н. «снарядном кризисе», ставшем причиной великого отступления 1915 года. Современные историки, изучив материалы – считают, что Сухомлинов наоборот, довольно много сделал для армии, снарядный кризис имеет совсем другие причины, и не в последнюю очередь – деятельность Главного артиллерийского управления во главе с вел.кн. Сергеем Александровичем. Но козлом отпущения за все сделали Сухомлинова и его скандально известную молодую жену.
Процесс над Сухомлиновым – прошел в сентябре 1917 года, уже при Временном правительстве, кроме него – на скамье подсудимых сидела его супруга. Процесс был политически мотивирован, на суд со стороны Керенского оказывалось сильное давление. Керенский считал, что этот процесс станет знаковым и внушит доверие к Временному правительству. Однако, произошло все в точности наоборот. Сухомлинов был признан виновным лишь частично, его супруга – оправдана. Обвинение на процессе выглядело жалко и одиозно, всплыли факты виновности совсем других людей, не привлеченных к суду. Процесс стал не триумфом, а очередным ударом по репутации Временного правительства и власти в целом – накануне Октября 1917 года.
Таковы факты, но более интересны не факты о самих процессах – а реакция общества на эти обвинения.
Сухомлинов виновен уже потому, что общество обвинило его и вынесло приговор, а суд – это формальность. Нет, это сказал не Вышинский. Это сказал магистр истории, профессор Московского университета, основатель партии кадетов и один из отцов русского конституционализма Павел Милюков. И сказал он это тогда, когда за иное мнение не грозили ни ГУЛАГ, ни психушка. Если такой отец русского конституционализма – то какие же все остальные?! Должны быть повешены даже те, кто стирал Мясоедову носки. А это сказал гофмейстер Двора, камергер, потомственный дворянин, председатель Государственной думы М.В. Родзянко. Над этими людьми не висела угроза оказаться в лагере за «мыслепреступление». Но они это сказали, причем публично. И никого, кроме может быть Николая II – это не покоробило.
Дело Мясоедова-Сухомлинова вызвало в стране настоящий шпионский психоз, подогреваемый с самых разных сторон. Вел. кн. Николай Николаевич, как и некоторые из его генералов Ставки – банально спасали свою шкуру, пытаясь списать на массовое шпионство собственную бездарность как командующих, грубые просчеты в организации боевых действий (например, ввели новый шифр, взамен уже раскрытого противником, передали им приказ, одна дивизия не поняла, ей повторяют уже старым, раскрытым шифром – надо ли сомневаться в том, что следующие приказы можно было передавать открытым текстом). Генерал Янушкевич, квартирмейстер Ставки (отвечавший за разведку) был по воспоминаниям современников оголтелым антисемитом (звучит, на фоне того что тогда антисемитами были все) – ему всюду мерещились еврейские шпионы, коллаборанты и поджигатели. Промышленно-торговые элиты, как я уже говорил – в то время планировали большой хапок с перераспределением имущества всех, у кого была немецкая или похожая на немецкую фамилия (в частности, готовилось перераспределение более 6,5 миллионов гектаров пахотной земли и отнюдь не в пользу крестьян) – им история с массовым немецким шпионажем была как раз на руку. Петроградские элиты – готовились подрывать устои и в крайнем случае даже свергать власть – им нужна была история со шпионажем Сухомлинова как повод потребовать введения Ответственного (перед Думой) правительства и ограничения полномочий Монарха. Все это вылилось в чудовищную шпионскую истерию, распространение самых невероятных слухов и домыслов, издание брошюр, немецкие погромы в Москве и самое главное – потере авторитета власти даже в армии, без чего был немыслим переворот февраля 1917 года. Никто не будет сражаться за власть, полную предателей и шпионов. Никто не будет защищать такую власть и стрелять ради нее в собственный народ.
Надо сказать, что психоз шпиономании – он не нов и это не изобретение России. До войны, еще до десятых годов двадцатого века некий Уильям Тафнелл Ле Ке, международный журналист – издал в Великобритании серию книг о массовом немецком шпионстве. Все это породило массовый шпионский психоз, шпионов искали даже в самых захудалых английских графствах. Под влиянием этого психоза – правительство вынуждено было создать аппарат контрразведки – до этого со шпионажем боролась полиция. Однако в Великобритании было то, чего, к сожалению, не хватило в России - профессиональная и устоявшаяся судебная система и уважение к правам отдельной личности. Случаи линчевания – были и в Великобритании, но в глухих местах. В России же – линчевание было публичным, массовым и поддержанным элитами российского общества. В травле участвовали Дума, газетчики, промышленники и предприниматели. Уважаемый всеми профессор Милюков – пошел дальше: в ноябре 2016 года взгромоздясь на трибуну Думы он произнес разгромную речь против власти, факты которой были почерпнуты в германских и французских желтых газетах – после каждого такого факта он гневно вопрошал: что это глупость или измена? И большая часть зала кричала – измена! Профессору права как и депутатам – презумпция невиновности была неведома.
И – в этой атмосфере подозрительности, шпионского психоза, ожиданий массовых погромов то ли евреев, то ли немцев, бросаемых через газеты громогласных обвинений, в понимании того что страна гибнет из-за предателей – росла молодежь. Та самая, что станет взрослыми, самостоятельными мужиками уже при Сталине. Где-то в Петрограде – в это время доучивался и вставал к станку Коля Ежов. В Москве – практиковал присяжный поверенный (адвокат) Андрей Вышинский. Жили в то время и другие герои сталинских процессов – и жило в атмосфере шпиономании все общество.
Думаете, они ничего не видели, не слышали, не запоминали?
Отдельных слов заслуживает в этом деле контрразведка – ее возглавлял генерал Бонч-Бруевич, его брат был профессиональным революционером, помогал Ленину. Помощником Бонч-Бруевича был полковник, затем генерал Батюшкин, до войны начальник разведки Варшавского военного округа, по мнению многих самый талантливый русский контрразведчик того времени. Однако, затем он был отстранен от должности с весьма неприглядным обвинением в коррупции.
Контрразведка – не только не относилась к явно сумбурным и сомнительным обвинениям с должной степенью осмотрительности – но и наоборот, всемерно поддерживала эти психозы, предъявляла явно липовые обвинения. Генерал Бонч-Бруевич как при Императоре, так и позже, при Керенском – отчетливо вел линию на расширение полномочий контрразведки, вывод ее за пределы закона, присвоение права вмешиваться в деятельность военных и гражданских властей, расширение штатов. То что ему это не удалось – еще ни о чем не говорит. В деятельности Бонч-Бруевича и создаваемой им службы – отчетливо видны зачатки ягодинско-ежовского НКВД. В том числе и личная нечистоплотность палачей, двойная лояльность – у одного брат революционер, другой коррупционер.
Весь этот шпионский психоз – накладывался и на общую канву российской публичной политики, которой были свойственны стремление к борьбе с властью, психология подполья, агрессивность, радикальность, одержимость теориями, нетерпимость. На этом фоне – очень сладким соблазном было навсегда уничтожить политического или идейного противника, облыжно обвинив его в шпионаже и запустив машину общественного линчевания.
Процесс по делу Мясоедова-Сухомлинова уже в 1915 году имел все основные признаки публичного сталинского процесса против «врагов народа», а именно:
- основное обвинение в измене Родине
- старт процесса с оговора подсудимых каким-то сомнительным лицом.
- политическая обусловленность процесса.
- его публичная составляющая, выражающаяся в кампании шельмования подсудимых в газетах
- заинтересованность властей в исходе дела и серьезное, явно противозаконное давление на суд.
- привлечение к ответственности родственников подсудимых и тех кто был рядом, но не распознал врага. И в случае Мясоедова и в случае Сухомлинова – к суду были привлечены их жены.
- выстраивание цепочки процессов, при которых признание виновными одних – обуславливает привлечение к суду других и процесс уже над ними.
- использование механизмов чрезвычайного правосудия. И в случае Мясоедова и в случае Сухомлинова подсудимых судил военный трибунал с сомнительной юрисдикцией по этому делу, особенно в случае с Мясоедовым.
- использование процесса для создания атмосферы шпиономании и психоза в обществе, создания ощущения что «кругом враги».
- недостойное поведение элиты общества – политиков, журналистов, депутатов – которые не взывали к закону и разуму, а наоборот, стали одними из главных зачинщиков этого психоза. Главным локомотивом этих дел была не власть – а скорее общество. Власть подчинялась агрессивным общественным настроениям, поискам врага.

Этот процесс не стал началом системного террора против «врагов народа», что в немалой степени было связано с личностью последнего российского императора Николая II. Казнь Мясоедова стала одной из причин отставки вел.кн. Николая Николаевича – Государь поехал в Ставку сам. Государь отпустил под домашний арест Сухомлинова, найдя обвинения сомнительными – его повторно арестует уже Временное правительство. Если бы Николай II повел себя по иному – у него были бы все шансы остаться у власти, переключив агрессию общества с себя, на многочисленных «врагов народа», возглавив массовую охоту на ведьм, и под этим лозунгом расправившись с некоторыми своими политическими противниками. Возможно бы, тогда в народе остался бы миф не о суровом и справедливом товарище Сталине – а о суровом, но справедливом Николае II. И сейчас бабка бы несла его портрет на демонстрацию, суровый работяга на безобразия буркал бы «Николая II на вас нет!», а самым популярным жанром отечественной фантастики было бы «как получить по башке, попасть в ставку к Николаю II и рассказать ему как выиграть Первую мировую войну». Но история сослагательного наклонения – увы, не имеет. Народ алкал большой крови и получил ее при Сталине, отце народов – а теперь потомки расстрелянных, забитых сапогами НКВДшников и сгноенных в ГУЛАГе придумывают ему оправдания.


Tags: история, мысли вслух, отрывки из книг, песдец, собственные статьи
Subscribe

  • Зеленский in action

    "Киберспециалисты Службы безопасности Украины блокировали во Львовской области деятельность "ботоферм", которые использовались спецслужбами…

  • Из порожнего в пустое

    В эти дни, семь лет назад на Украине одержал победу Майдан... Украина блокирует Телеграмм В начале 2021 года 51% украинцев в качестве источника…

  • Про мову

    Львовский журналист Остап Дроздов в эфире «4 канала» заявил, что властям Украины нужно усилить наказание за неуважение родного языка среди жителей…

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 49 comments

  • Зеленский in action

    "Киберспециалисты Службы безопасности Украины блокировали во Львовской области деятельность "ботоферм", которые использовались спецслужбами…

  • Из порожнего в пустое

    В эти дни, семь лет назад на Украине одержал победу Майдан... Украина блокирует Телеграмм В начале 2021 года 51% украинцев в качестве источника…

  • Про мову

    Львовский журналист Остап Дроздов в эфире «4 канала» заявил, что властям Украины нужно усилить наказание за неуважение родного языка среди жителей…