October 25th, 2014

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Воспоминания луганчанки

http://lgua.ru/lugansk-leto-2014-vospominaniya-luganchanki/
Когда 28 июля в нашем доме в Луганске отключили электричество, то я похвалила себя, что не загрузила машинку на стирку. После двух дней «безсветья» отпала надобность в холодильнике – вымыла его и оставила приоткрытым. Сложнее всего было жить без Интернета, так как он выполнял роль не только источника информации, но был и связующей ниточкой с друзьями, родными, знакомыми. Вскоре стали ощутимы проблемы с мобильной связью…
Чтобы в той ситуации сохранить психику относительно здоровой и «не впасть в отчаяние при виде того, что творится рядом», решила максимально занять себя делами. В частности, стала фиксировать увиденное, услышанное вокруг, оформлять в письменном виде свои наблюдения жизни в городе. Ну да, писала ручкой в блокноте, как в доисторическом материализме, развивала мелкую моторику пальцев )))
Collapse )

Одевайся, пойдем, чудовищно пахнет гарью...



Не знаю - почему украинцы решили, что эта песня - обвиняет нас? Конечно, в чужом глазу...
Мне кажется - эта песня - про все постсоветские конфликты разом. Про то как люди жили - жили в одной стране, а потом вдруг решили, что сосед - оккупант. И начали убивать друг друга...
И правда - не прибавить и не убавить...

Одевайся, пойдем, чудовищно пахнет гарью...
Выводи свои обугленные войска
Мы такого тут натворили и наломали
Что от ужаса сгущаются облака
Это раньше мы расходились с победной песней
А теперь давай потише и поскромней
И под этим - удивительнейшим из созвездий
Помолчим немного...

Русский разговор с видом на Капитолий

Разговор 2006 года двух на мой взгляд знаковых людей - ученого Сергея Лопатникова и политолога Николая Злобина - в Вашингтоне. Очень откровенный. Жирным - фразы Лопатникова
Collapse )

Иран и Пакистан открыли друг по другу артиллерийский огонь

http://sokol-ff.livejournal.com/853077.html

Иран и Пакистан обменялись артиллеристскими ударами на границе, вблизи пакистанского города Mashkail. Обе страны являются исламскими государствами, с мощными релегиозными традициями, однако, исповедуют разные ветви ислама: шиитскую в Иране и суннитскую в Пакистане. Иран обвиняет Пакистан в регулярных массовых нападениях суннитских боевиков на своих мирных граждан и предупреждает о силовых акциях иранской армии в ответ на подобные нападения в будущем, пакистанские власти в ответ предложили организовать переговоры в Тегеране для попытки разрядить тревожную ситуацию

Ну и вдобавок
http://lesovikov.livejournal.com/4315447.html
Пентагон подтвердил, что «Исламское Государство» захватило 2,500 штук бронетехники. Красавцы амеры, одной рукой бомбят, другой вооружают! Война! Идет Третья мировая...

Пробуждение от скачки


http://alternathistory.livejournal.com/2014119.html
Несколько лет назад, поздней зимой, я наблюдал картину, которую вспоминаю до сих пор, и, подозреваю, вспоминать буду еще не один год. Я шел по тротуару на узкой улице неподалеку от дома. Стоял, по-моему, февраль, и асфальт был покрыт толстым слоем льда, чуть припорошенным сверху грязным снегом, грязью и пылью. Гололед. Холод. Обычный запорожский февраль.

Collapse )

Новости Украины и Новороссии

http://alternathistory.livejournal.com/2014404.html
Признаки приближающейся бури (для многих пока незаметной) уже ощущаются все сильнее и сильнее. Причем эта большая буря зрела долго. Ее искусственно оттянули на два месяца, благодаря чему ее сила, будет запредельной. У этой "БУРИ" есть несколько аспектов. Каждый "аспект" по своему интересен:
Collapse )

Тридцать второй блокпост

https://ru-ru.facebook.com/fondDM

НОВЫЙ ИЛОВАЙСК?
Collapse )

У меня давно назревает вопрос ко всем свидомым громадянам, ко всем кто скакал и скачет, кто готов отдать и свою жизнь и чужие, за одну, едыну, вильну Краину... а вам не жаль своих? Вот просто по-человечески - неужели не жаль? Вы, националисты - почему вы не думаете о том, что останется от вашей нации после этой бойни? Сколько детей никогда не родятся. Сколько баб одни будут, поедут на заработки, известно какие. Нах.. вы сами берете грех на душу и заставляете брать нас? Кто за все за это ответит?
Где предел? Я сам патриот - но до каких пор можно упираться рогом? Пока все до одного не поляжете? Неужели вы не видите, что творится в тылу? В вашем тылу - доворовывают уже последнее, сняли шкуру и приступают к мясу. Если вы думаете, что кто-то "уйдет сам" - хрен! Не уйдет никто сам. Кто сдрыснет - на его место тут же найдется другой, голодный и наглый, которого до того не пускали к кормушке, а тут он дорвался и вроде еще что-то осталось там на дне. И он будет воровать до тех пор, пока к нему буквально не ворвутся в кабинет и не потащат до ближайшей гиляки. Вам мало опыта этого лета? Что ж вы тупые то такие? Не поняли еще, что выигрыш войны куется в тылу, а не в ох...лой атаке? А тыл у вас - просто сгнил.
Вы не поняли, что у вас нет армии? Все, нет ее. Ноль. Вороватые генералы и завшивленные срочники - это не армия. Техника - кончается. Шансы реально победить Россию - у вас равны нулю. У вас нет ни командования, ни международной поддержки, ни тыла нормального, ни резервов, ничего. Ваше общество - на грани, и вас же сделает виноватыми в проигрыше, когда взорвется. Не Порошенко. И не Путина. Вас.
Сколько украинских пацанов вы готовы уморить на таких вот блокпостах как тридцать второй? Скольких готовы положить в выкопанную экскаватором мерзлую яму где-то в донецкой степи? Стоит ли оно того?

ДОНЕЦК

Оригинал взят у haile_rastafari в ДОНЕЦК
"Записки международного террориста"


Здравствуйте, коллеги. Я продолжаю цикл «Записки международного террориста» рассказом об ещё одном городе героического русского Донбасса. О том городе, в котором я нахожусь сейчас. О том городе, в гарнизоне которого я теперь служу. О том городе, который я искренне полюбил ещё этой зимой, когда он самым первым на Юго-Востоке поднялся на борьбу с украинствующей нечистью. Что в нём происходит? Какова реальность осаждённого города? Я расскажу вам об одном дне столицы Русской Весны. Это только один день. Но для города и его жителей таких дней – по семь в неделю. И, вероятно, может быть по 365 в году. Вот мой рассказ.

ДОНЕЦК.

Солнечное утро. Небо ясное, ни одного облака. Осень, всё же, взяла своё: в Донецке резко похолодало. Половина казармы кашляет. Большая пачка «Тера-Флю», купленная командиром и поставленная для общего пользования, всего за три дня опустела и показала дно. При этом все здоровы. Никто не признаётся в том, что заболел. И все пьют «Тера-Флю». И все делают вид, что этого не замечают. Я пью вместе со всеми. И не замечаю тоже.

Яркое солнце и холодный степной ветер – вот нынешняя примета времени. Люди надевают тёмные солнцезащитные очки и кутаются в тёплую одежду. Сочетание, которое может показаться диким для гламурных поборников «высокого стиля» из Москвы или Киева, но совершенно органичное, если ты южанин. Это практично. В моём родном Ростове так же. Эти города вообще очень похожи друг на друга и по облику, и по менталитету. Три-четыре часа езды на машине – это не расстояние. А та культурная пропасть, из-за которой разразилась эта война, лежит не здесь. Она гораздо западнее.

Утро понедельника. Народ ещё не сосредоточился после выходных. Которые здесь – святое. Здесь даже не особо воюют в выходные. Это одинаково верно для обеих сторон. Выходные прошли, а все ещё расслаблены. По инерции. Тем более, что первый день недели начался спокойно. Утром по городу не стреляли. Утром…

Это произошло в 12.15 по местному времени. Мы сидели в недавно организованной столовой казармы на позднем завтраке. Это всего второй день после того, как мы наладили питание непосредственно на базе отряда «Варяг» и приготовление пищи затягивалось. Светская беседа в казарме – это совершенно особое культурное явление, в котором рассуждения о мировой философии тесно и вполне органично переплетается с кирзовым солдатским фольклором. Примерно такой диалог и происходил в тот момент, когда всё случилось. О чём мы говорили? Не помню. Да это и не важно.

Грохот. Громкий, резкий, короткий. Окна распахнулись, надсадно хрустнув петлями. Двери вывернулись наизнанку, ударив в стены. Посуда, книги, канцелярские принадлежности – всё, что могло упасть, полетело с полок. Чашки на столе подскочили едва ли не на сантиметр и со стуком упали обратно, забрызгав клеёнку брызгами горячего чая. Мы замерли, глядя друг на друга. В ушах звенело. В глазах у всех один и тот же вопрос: будет ли продолжение? Вопрос, который очень быстро сменился осознанием: продолжения не будет. Потому, что это была она. А она всегда приходит в гордом одиночестве.

Она…

«Точка-У».

Вот мы и познакомились лично.

Баллистическая ракета, созданная для разрушения полевых укрепрайонов. Создавшие это чудо советского ВПК, даже представить себе не могли, что этот летающий кошмар можно использовать против городов-миллионников. И её никогда так не использовали. До сих пор.

И она ударила по нашему сектору. По нашему городу. По нашим жизням. Это чувствуется мгновенно и пронзительно.

На лестничной клетке стоит Лена, секретарь-делопроизводитель отряда. Бледная. Руки трясутся. В глазах стоят слёзы. Она пытается дозвониться матери и сестре. Я предлагаю ей сигарету. Отказывается. Пытается дозвониться снова. Сети нет. Она исчезла. Нет, сотовые подстанции целы. Просто сеть легла. По естественным причинам: сейчас весь миллионный город одновременно пытается дозвониться родным и любимым. У всех один и тот же взгляд: сочетание ярости и страха. Но это не страх труса. Это страх человека, у которого все, кого он любит, находятся там, куда с неба упала смерть. Он не боится за собственную шкуру. Он боится за них. Боится, сжав кулаки в безграничной, немыслимой ярости.

Это невозможно описать, когда целый город сжимает кулаки. Когда у целого города к горлу подкатывает ком горя и ненависти. Этим искрит пространство. Чёрная туча, нависшая в небе и бьющая молниями. Воплощённый бог разрушения и истребления. Стихия клокочущей тьмы.



За окном начинает нарастать грохот. По городу ударили из всех стволов: «Грады», миномёты, гаубицы. Сотовая сеть, наконец, появляется. Мы узнаём приблизительный район падения ракеты.

Я обращаюсь к командиру отряда. Прошу дать мне машину с водителем из местных. Хочу сфотографировать происходящее в городе. Люди должны знать. Все должны знать о том, что происходит здесь сейчас. Варяг смотрит на меня вопросительно:

- Ты в курсе, что это Октябрьский?

- Да.

Я уже в курсе, что это значит. Октябрьский микрорайон Донецка. Аэропорт… Этим всё сказано. Мёртвая территория, населённая призраками. Самый истерзанный район города, где запросто можно напороться на вражеские ДРГ или попасть под обстрел любой степени интенсивности. Там нет никакой власти: ни новороссийской, ни бандеровской. Потому, что это – уже другой мир. Мир теней.

Collapse )











Группа "В контакте"   -   http://vk.com/russkoe_gosudarstvo
Группа на "facebook"  -   http://www.facebook.com/groups/RussRevo/

Follow rusparabellum on Twitter