Александр Афанасьев (werewolf0001) wrote,
Александр Афанасьев
werewolf0001

Categories:

Эра беспредела

Происходящее в Ираке (банды подступили к столице), Ливии (просит ввести в себя миротворцев), Йемене (банды идут на столицу), Украине (гражданская война за 6 месяцев), Сомали (банды пошли на штурм президентского дворца) заставляет снова обратиться к теме будущего и понять, что нас в нем ждет.
Прежде всего – нас ждет джихад.
На мой взгляд джихад как современное явление – если сравнивать его с жизнью человека – еще находится в подростковом возрасте: он учится, набирается опыта, приспосабливается. Один маленький пример: если в 1996-99 годах в Афганистане при талибах полагалась смерть за наркопроизводство – то теперь Талибан крышует наркоторговлю, а наркоторговцы платят ему закят. И все довольны, кроме всего остального мира – но им на весь остальной мир как бы пофигу. Самое опасное в этой ситуации в то, что Талибан и его банды – из чего-то чрезвычайного, из элемента разрушающего миропорядок – превратились в часть этого миропорядка, сошли в совокупность местного «биоценоза», занимают в нем свое место, точно также, как занимают в нем свое место крестьяне, купцы, священнослужители, шейхи племен. Общество в Афганистане и племенной зоне Пакистана – научилось взаимодействовать с бандами – а банды в свою очередь научились взаимодействовать с обществом: обе стороны знают, что они могут получить друг от друга. В этом и заключается причина первоначальной быстрой победы американцев в Афганистане и последующей катастрофы: если в 2001 году американцы помогали избавиться от чего-то чужеродного, неприемлемого – то сейчас они идут против части местного социума, а значит против социума в целом. Это требует совсем другой войны, к которой американцы просто не готовы.
На Кавказе – нам удалось сделать прямо противоположное – нам во многом удалось изолировать бандитов от общества и противопоставить их самому обществу. Итог – сопротивление на Кавказе маргинализируется и угасает. Хотя и не так быстро как хотелось бы.
Проблема в том, что ситуация в Афганистане – она не уникальна. Бандиты стали частью общества в суннитской части Ирака – а как, вы думаете, получилось так, что от банды в тысячу человек разбежалась тридцатитысячная армейская группировка, побросав все оружие и форму? Банды стали часть общества в почти неизвестной нам Колумбии – там коммунистическое сопротивление продолжается до сих пор, причем коммунисты отлично спелись с наркоторговцами и предоставляют им точно те же услуги, которые предоставляет наркоторговцам Талибан в Афганистане – создание зон неподконтрольных правительству, на которых и идет культивирование наркопосевов. Бандиты стали частью общества в Сомали, в Палестине… этот процесс не идет на убыль, он идет на рост, и причем очень быстро. Критический момент сейчас, во многих странах Востока начинается террористическая война. У нас есть несколько лет чтобы переломить ситуацию до того, как местные общества адаптируются к новой реальности и включат банды боевиков в себя как часть общества, научатся механизмам взаимодействия с ними. Если этот процесс произойдет – то последствия будут необратимыми. Возьмем Ливан – довольно богатая страна, гражданская война там закончилась к началу девяностых – но даже четверть века спустя там все равно сохраняется нестабильность, и новая эскалация может произойти в любой момент и по самым незначительным предлогам. Общество нестабильно, оно сохраняет им память о насилии как способе решения проблем, и группы людей, готовых применять насилие – и это четверть века спустя! Нам надо приступать к решению проблем на Востоке прямо сейчас если мы не хотим получить глобальный Афганистан и глобальный джихад.
Итак, джихад. Я читал описания первых действий отрядов малоизвестного тогда Осамы бен Ладена в Афганистане против советских войск – читается как фельетон. Но вот сейчас – действия джихадистов смеха уже ни у кого не вызывают. Под угрозой уже не страны, а целые регионы и стабильность на нескольких континентах. Помимо Ближнего Востока – джихад как явление быстро распространяется в Африке, а благодаря Уго Чавесу, впустившему в страну несколько десятков тысяч экстремистов – недалек тот час, когда он появится и в Латинской Америке. Собственно говоря, джихад занимает ту самую нишу, которая оказалась пуста после падения СССР и дискредитации коммунизма – как идеологическая платформа для борьбы против несправедливости в самом широком ее понимании. Несправедливость – это прежде всего, правительство, воспринимаемое часть общества как нелегитимное, страна, которая не может найти себя в мире и страдает от перенаселения, народ, который не имеет собственной государственности и тому подобное. Однако, в отличие от коммунизма, джихад уже сейчас проявляет невиданную стойкость и изворотливость, и вследствие ожесточенной борьбы с ним быстро мутирует, создавая новые «трудноизлечимые» формы.
К таким формам я бы отнес.
1. «Ресурсный» джихад. Его мы видим сейчас в Ираке, хотя первый такого рода конфликт, подпитываемый добычей природных ресурсов – мы видели еще в Афганистане, когда Ахмад Шах Масуд добывал лазурит и тем самым финансировал войну, потом в Конго, когда все воюющие группировки добывали колумбит – танталит, крайне редкий и жизненно необходимый в современной электронике минерал. Однако именно «джихад» финансируемый за счет добычи природных ресурсов – впервые во всей его красе мы видим в Ираке, и от того, что мы видим – уже становится не по себе.
Схема проста. ИГИЛ – террористическая группировка – продает нефть по двадцать пять долларов за баррель и имеет с этого один миллион долларов в день. И это не считая того, что по некоторым данным – они захватили более четырехсот миллионов долларов наличными в банках иракских городов, которые они захватили. Такой поток денег – позволяет им совершать те действия, которые ранее джихадистам были недоступны: платить жалование рядовым бойцам, причем большое жалование, активно подкупать верных правительству иракских солдат и офицеров, покупать большие партии оружия, наконец, за счет денег формировать глобальную террористическую сеть. Сейчас, в дни июля 2014 года – все больше и больше террористических группировок всего мира присягают ИГИЛ и ас-Самарраи, его лидеру. Причина – во-первых, потрясающие успехи группировки в Ираке, во вторых – наличие у нее большого количества денег, в разы большего, чем есть сейчас у Аль-Каиды. Всегда и везде – стремятся примкнуть к победителю.
Кстати, на месте джихадистов по всему миру, я бы не торопился присягать ИГИЛ. Смотря на нее, изучая ее историю – я не могу отделаться от мысли, что само создание ИГИЛ – представляет собой гениальную операцию британской и американской разведки, по продвижению в лагерь джихадистов троянского коня и за счет этого (денег и взаимодействие) – одновременного вскрытия и дискредитации всей системы финансирования, вербовки, обеспечения джихада по всему миру. Об этом могут свидетельствовать и темные пятна в биографии Самарраи, и то, что группировка родом из Сирии, из сирийского конфликта, где спецслужбы США, Англии, Франции плотно работали с антиасадовским сопротивлением и не могли не заиметь должные контакты. Однако, может быть, это и не так.
Проблема вот в чем. Так это или не так, имеет ли ИГИЛ характер креатуры ЦРУ и британской разведки или нет – тот факт, что есть те, кто готов продавать нефть за двадцать пять долларов при рыночной цене сто, и тот факт, что кто-то готов скупать ее за наличные – это очень плохой признак. Очень плохой.
И как бы не получилось так, что в ближайшие десять лет организации, подобные ИГИЛ появятся и в Иране, и в Саудовской Аравии, и в Ливии, и даже в Венесуэле, где нефти хоть залейся. Ведь смотрите что получается – ресурсодобывающие государства в общем то осознали, что рынок ронять невыгодно, и цена на нефть, несмотря на плохое состояние экономики – держится у отметки сто и выше. Но если где-то начинается джихад, или коммунистическая революция, или майдан, или что-то еще – как там начинается распродажа. И распродажа эта – выгодна для Западного мира. Профинансировал джихад – и получай нефть по двадцать пять вместо ста. А на оставшиеся деньги – повышай конкурентоспособность своей экономики, производи новую индустриализацию и так далее, и тому подобное.
А если это не игра американцев – то от этого не легче. Потому что при цене двадцать пять вместо ста – покупатели найдутся. И продавцы найдутся – если двадцать пять налом и в руки. И такой джихад – обычными мерами не остановить.
2. «Криминальный джихад». Криминальный джихад основан на симбиозе криминала и религиозной войны
Его можно видеть у нас в Дагестане. Из дагестанского подполья – девять десятых это чистый криминал. И зарабатывают они просто – пишут флешки. Способов заработка на самом деле три. Первый – пишут флешку с требованием разовой выплаты крупной суммы денег. Второй – приходят в магазин и говорят владельцу – плати закят. Ты не мусульманин? Тогда плати джизью. Иначе сожжем магазин. Третий способ, распространенный на Востоке, но не распространенный у нас – похищение людей. У нас это было распространено в 90-е в Чечне, но сейчас длительное время содержать заложника просто невозможно.
При этом, террористическая составляющая такого «джихада» является обеспечивающей, она устрашает потенциальных потерпевших, заставляя их раскошеливаться, а так же усложняет работу правоохранительных органов.
Потенциально – такое вот вымогательство под видом джихада может распространяться и уже распространяется на всю Россию. В России есть мусульманские республики, в них есть криминал. Большое количество мусульман есть и в столице, а там немалые деньги крутятся. Случаи вымогательства закята уже зафиксированы в Краснодарском, Ставропольском краях, по моему и в Татарстане уже было. Кроме того – уже сейчас идет исламизация российского преступного мира, в тюрьмах создаются исламистские ячейки, ислам через них принимают в основном русские. Через десять – пятнадцать лет, если смотреть на тенденции – «воры в законе» могут уступить место подпольным муллам, а закят – начнут вымогать на Тамбовщине.
И кроме того – в отличие от классического рэкета, где выхода только два – в могилу или в тюрьму – у джамаатов, занимающихся вымогательством под видом сбора закята/джизьи есть отличный выход. Села полиция на хвост – все они могут по каналам вербовки и перемещения исламистов – переместиться куда-нибудь в Пакистан, пройти курс обучения в лагере подготовки и встать на джихад. А потом – кто-то вернется
3. Наркоджихад. Наркоджихад – вид ресурсного джихада, в котором ресурсом выступают наркотики. Отличается от классического ресурсного джихада тем, что в процесс производства наркотиков втягиваются широкие слои населения, крестьянство, и это делает наркоджихад очень трудноискоренимым. Сейчас наркоджихад распространен в одном месте – в Афганистане, хотя я не исключаю его распространения на республики Средней Азии. А как самый крайний вариант – и на Сибирь, с выращиванием каких-то видов наркотиков (например, конопли) непосредственно на месте.
Но я тут хочу поговорить о несколько другой тенденции, которая прямо угрожает не нам, а США.
В Латинской Америке – симбиоз наркопроизводства и терроризма известен давно и хорошо. В Колумбии например – есть неподконтрольные правительству районы страны, которые охраняют коммунистические повстанцы, и где производят наркотики. В Мексике – наркогангстерские организации ведут открытую войну с правительством. Но при этом – не может быть, чтобы они не изучали опыт Афганистана и не применяли его к себе. И рано или поздно – они могут начать свой вариант наркоджихада.
Для этого – нужна только религия. Варианта два. Наиболее вероятный – это извращенный вариант католичества, распространенный в Мексики культ Санта-Муэрте, смерти. Менее вероятный – обратиться к индейским верованиям, он менее вероятен потому, что католичество все таки очень сильно проникло на континент. А далее – вместо джихада, например, католический Крестовый поход против американских протестантов. С точно такими же целями – консолидация на религиозной платформе, которая намного сильнее, чем просто алчность. Устрашение противников. Устрашение американских и мексиканских правоохранительных органов. Добавление к торговле наркотиками еще и вымогательства.
Невероятно? На самом деле ничего невероятного нет. Латиноамериканский континент не менее уязвим, чем Африканский или Ближний Восток. Один пример – думаете, мы все знаем об Уго Чавесе, он друг России и вообще отличный парень? А как насчет того, что он пригласил в Венесуэлу джихадистов, бороться с империализмом – и несколько десятков тысяч радикальных мусульман въехали в Венесуэлу, получили паспорта, начали распространение ислама – одно племя индейцев на границе Колумбии и Венесуэлы приняло ислам в полном составе, женщины надели чадру, мужчины отрастили бороду, упражняются с автоматами Калашникова и готовятся к джихаду. Это не несмешной анекдот, это реальность. И если сами мексиканцы не додумаются пристегнуть к своим делам религию – им подскажут. Не католичество, так ислам. Который в Мексике развивается очень быстро.
Что объединяет все эти, появившиеся только недавно варианты борьбы. Все это – не просто инструменты вооруженной борьбы одной части общества с другой, или части общества с государством. Все это – самодостаточные, саморазвивающиеся, самообеспечивающиеся системы, каждая из которых больше чем просто война и больше чем гражданская война. Это – инструменты разрушения социума, народов, среды обитания, итог их применений – афганизация все новых и новых стран, непрекращающаяся война, создание все новых и новых зон беззакония, подобным Сомали и Сектору газа. Проигрывают здесь все, без исключения.
И единственное, что гарантирует нас от того, чтобы стать жертвами подобных технологий – это сильная государственность. Мы должны беречь свою государственность и не допускать краха государственности в других местах. Даже на Украине – сама Украина может разделиться, но государственность и государственное управление на ее территории должно сохраниться. Иначе – не пройдет и полгода, и мы увидим какой-то вариант джихада и там.

Вот, как то так.

Слава России!

WEREWOLF2014
Tags: жесть как она есть, исламский экстрим, мысли вслух, песдец, политика, собственные статьи, события в мире
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments