Александр Афанасьев (werewolf0001) wrote,
Александр Афанасьев
werewolf0001

Хроники зоопарка 2

http://www.centrasia.ru/news.php?st=1400601060
О коррумпированности власти Таджикистана думать вредно. При одной мысли о масштабах коррупции можно испортить нервную систему, нарушить пищеварение и оказаться в лапах жестокого стресса. Все от того, что длительное наблюдение за природой, остающейся в тени части человеческих взаимоотношений, которая называется коррупцией, наталкивает на самые удручающие мысли о перспективах, ожидающих нашу страну и будущие поколения таджикистанцев.
Все бы ничего, если бы хищническое рвачество, демонстрируемое чиновниками республики всех уровней, не касалось обыденной жизни граждан и не отражалось на их благосостоянии.

К сожалению, каждый цент иностранной донорской помощи, благотворительных грантов, да и просто бюджетных средств, расхищаемых управленцами, приводит к разрастающимся в геометрической прогрессии, негативным последствиям в социально-экономической жизни государства.
В стране налицо все признаки катастрофической эпидемиологической ситуации. Статистика бесстрастно утверждает: за 9 месяцев 2013 года в Таджикистане было зарегистрировано 59 случаев заболеваний брюшным тифом, 15370 острыми кишечными инфекциями, 3840 вирусным гепатитом, 418 бруцеллезом, 47 сибирской язвой и 35 бешенством. В разы повысились показатели заболеваемости туберкулезом.
Независимые исследования объясняют ухудшение общих показателей здоровья населения искусственно создаваемым дефицитом лекарств, слабым контролем со стороны санитарно-эпидемиологических служб, нехваткой квалифицированных врачей, чистой питьевой воды и недоступностью качественного лечения для малообеспеченных семей.

Дефицит лекарств создается искусственно – их ввозом имеют право заниматься определенные компании, близкие к кабинету министров. В то же самое время поставка лекарственных препаратов даже в малых количествах в частном порядке жестоко карается правоохранительными органами. Компании продают лекарства по самостоятельно устанавливаемым ценам. Это особенно касается препаратов, применяемых при сахарном диабете, ВИЧ/СПИД, туберкулезе. Например, врачи лечебных и диагностических учреждений Хатлонской области, ссылаясь на отсутствие препаратов, которые должны выдаваться этим категориям граждан бесплатно, отправляют больных в аптеки, находящиеся прямо у ворот клиник. Низкая зарплата вынуждает местных эскулапов использовать немногочисленные объемы гуманитарной помощи, которая иногда доходит до больниц и поликлиник, как средство для дополнительного заработка.

Итоги 2013 года превысили все пессимистические ожидания - зарегистрировано 5,5 тысяч человек, страдающих туберкулезом, тогда как статистика 2012 года была закрыта на цифре 3,7 тысяч человек.
Сегодня число больных туберкулезом в Таджикистане превышает 18 тысяч человек. Страшная болезнь выбирает, как правило, самые слабо защищенные слои населения. ООН утверждает - Таджикистан в числе первых в списке стран с повышенным риском заболеваемости туберкулезом. Уровень заболеваемости составляет 82 человека на каждые 100 тысяч человек. Такой прогрессии можно было бы избежать, если бы не было систематического воровства средств, направляемых на борьбу с этой болезнью.
За годы своей независимости республика не смогла сохранить, а тем более улучшить даже то, что осталось от прошлой системы. Вся инфраструктура для борьбы с туберкулезом была разрушена, распродана, варварски уничтожена. В ответ на представляемые всемирной организацией здравоохранения претензии по текущей ситуации, правительство принимает собственные национальные программы, носящие исключительно декларативный характер.

В то же время число заболевших человек неуклонно растет, при этом лечение получают единицы. Программы, афишируемые правительством, служат исключительно для получения и незамедлительного распила донорской помощи. То же самое ждет и очередной транш в 31,4 миллиона долларов США, выделяемых до 2015 года и предназначенных для остановки распространения инфекции, сокращения уровня заболеваемости и смертности, развития лекарственной устойчивости которые правительство Таджикистана с нетерпением ожидает.

Власть имущие работают рука об руку. Круговая порука – это про Таджикистан, про любой его регион и сферу народного хозяйства. Это вам не ишака купить. Межведомственные схемы оточены на получение быстрого и существенного результата в максимально короткие сроки. Вот одна из них: руководство наркологических центров в городах Курган-Тюбе и Куляб Хатлонской области вступив в сговор с правоохранительными органами, организовывало и контролирует незаконный оборот наркотических препаратов.

О каком развитии здравоохранения можно говорить. В таких условиях никакие реформы, запущенные без искоренения главной беды – коррупции, не достигнут преследуемых целей. Необходима политическая воля в самых верхних эшелонах власти, чтобы остановить взяточничество и коррупцию. Только после этого возможно субсидирование в отрасль здравоохранения и обеспечение профилактики и лечения инфекционных заболеваний.

В ряде регионов Таджикистана сохраняется высокая степень угрозы распространения сибирской язвы. В июле 2013 года было зафиксировано несколько вспышек этого заболевания в Согдийской области. В августе – начале сентября 2013 года из-за вспышки холеры, было введено ограничение работы контрольно-пропускного пункта на таджикско-афганской границе. Пограничники тоже люди и тоже живут в Таджикистане. Введенный режим не спас страну от проникновения бактерии и в Шуроабадском, Фархорском, Хамаданийском и Кумсангирском районах Хатлонской области было зафиксировано заражение свыше 100 человек.

Коррупция поражает все сферы жизни. Как бездушный удав, она все крепче и крепче сжимает свою жертву, не давая ни вздохнуть полной грудью, ни высвободиться из своих цепких объятий. Коммунальщики Пенджикентского района Согдийской области стараются не отстать в эстафете на звание наиболее успешных грабителей народного хозяйства. Воровство и халатное отношение к обязанностям, расхищение средств, выделенных на системы очищения артезианских источников, удерживают страну в самом конце списка по доступности населения к чистой питьевой воде. С начала прошлого года жители Таджикистана - обладателя 4% всех запасов пресной воды на планете, преодолели планку и зафиксировали 200 случаев заболевания тифом.
Коррупция разъедает страну. Нити, по которым идут коррупционные взносы, тянутся на самый верх, туда, где у людей не хватает силы воли взять ответственность на себя и сказать "нет". Улучшения неблагополучной эпидемиологической ситуации в Таджикистане в обозримой перспективе не предвидится.
Савзаали Мусоябшоев
http://www.centrasia.ru/news.php?st=1400600820
Туркменские СМИ глазами зарубежного студента

Говорят, восток – дело тонкое. Моей первой ассоциацией к этому утверждению являлись образы легких, тонких шарфов, накидок. Тонких, воздушных, прозрачных тканей. Но при ближайшем рассмотрении, оказывается, что на востоке далеко не все так прозрачно. Говоря в частности о Туркменистане, образ легкого кашне лучше заменить черной тяжелой паранджой. По крайней мере, именно такую накидку пытается накинуть государственный аппарат на СМИ Туркменистана.

Я столкнулась вплотную с этим явлением сравнительно недавно. Надо признать, что о Туркменистане я задумалась только в связи с университетским проектом, предписывающим нам рассказать о медиа маркете выбранной страны. Жребий был брошен, и я получила Туркменистан.

В то время как мои одногруппники упоенно выискивали статистики просмотров интернет-ресурсов, телеканалов и размеры рекламного рынка, я блуждала в просторах интернета в поисках хоть какой-то информации о Туркменистане. Сказать, что информации в Интернете мало – значит быть довольно лаконичным. Попробуйте сами – гугл вам в помощь. Сайты, которые я находила, были либо отсылками из Википедии, либо небольшими статейками про какие-то значимые события, либо сайтами государственными, с официальной информацией. Увы, в критериях моего задания было четко прописано не опираться лишь на официальные источники, а искать альтернативное мнение.

Начитавшись хвалебных статей, о том, как в Туркменистане жить хорошо, я решила пойти окольным путем. Надо сказать, что первое, что натолкнуло меня на мысль, что "что-то не так", было отсутствие комментариев, практические на всех веб-порталах, которые я находила. На некоторых вообще не было возможности оставить комментарий к статье, но и те, на которых возможность присутствовала оставались безмолвными. Новостные порталы, не дающие возможности обратной связи – это само по себе симптом цензуры, ведь если человек не может ответить, высказать свое мнение, это превращает поток информации в односторонний. Жан Бодрийяр очень точно описывает этот феномен в своем "Реквиеме по медиа". Тем не менее, в наш век интернет-журналистики, что-то подсказывало мне, что, несмотря на то, что печатные СМИ строго цензурируются, возможно, где-то, на просторах сети, есть блоггеры, которые могут предоставить более объективную информацию, чем государственные источники.

Таким образом, я вышла на Туркменскую Инициативу по Правам Человека. Я написала им письмо, с просьбой помочь с поиском достоверных сведений о состоянии СМИ Туркменистана. Признаться честно, я не особенно надеялась на ответ, кому надо отвечать студентке неизвестно откуда и предоставлять проблемные данные? Тем не менее, к моему большому удивлению, отклик я получила в тот же день, с прикрепленным отчетом и предложением оказать мне посильную помощь. Фарид Тухбатуллин, редактор сайта "Хроника Туркменистана" любезно предоставил свой скайп и терпеливо отвечал на мои вопросы.

В отчетах ситуация в Туркменистане выглядела, мягко говоря, иначе. Были представлены случаи преследования и даже убийств журналистов, противящихся цензуре, навязываемой государством. Кроме того, было показано, как именно, в соответствии с законами и указами главы государства, контролируются СМИ. Доступа в Интернет в Туркменистане практически нет, что объясняет отсутствие большого количества альтернативных сайтов. Провайдеры, предоставляющие услуги, контролируют сайты, посещаемые клиентами, с помощью расписки, в которой человек обязуется не посещать порталы с информацией, которая может навредить интересам страны. Помимо этого, услуги Интернета очень дорогие, что также снижает доступность. Редакция сайта Туркменской Инициативы, в свою очередь дислоцируется заграницей, в том числе и по политическим причинам.

В Туркменистан невероятно тяжело получить визу, особенно журналистам. Те же, кому это удается – должны строго следовать указаниям правительственных органов, и ни в коем случае не снимать "неположенные" по уставу виды. Материалы проверяются перед выездом из страны и неподходящие отбираются. Подробнее об этом рассказывает Том Ваэс, бельгийский документалист, побывавший в Туркменистане весной 2013 года.

Туркменистан является 4-ой в мире страной по запасам природного газа. Сложив в уме два плюс два, несложно догадаться, что мировое сообщество предпочтет как можно дольше закрывать глаза на происходящее в далекой восточной стране, о которой мало что известно. Несмотря на то, что Туркменистан стабильно разделяет с Северной Кореей последнее место в рейтинге свободы СМИ, больших изменений не предвидится. Президент, Гурбангулы Бердымухамедов, периодически делает громкие заявления о том, как развиваются независимые медиа страны, тем не менее, на деле ничего не происходит, так как весь мир довольствуется его обещаниями.

Для того, чтобы туркменский народ обрел голос, необходимо раскрыть реальную ситуацию в стране для максимального количества людей. Чем скорее мир увидит лицо, скрывающееся за паранджой туркменской цензуры, тем больше шансов, что люди, живущие в этой стране, смогут вернуть себе права, описанные во всеобщей декларации прав человека - каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.

Мария Дубровская
Европейский гуманитарный университет (Вильнюс)
19 мая 2014

http://www.centrasia.ru/news.php?st=1400600220
Таджикистан: подростковые браки продолжаются, - IWPR

Несмотря на изменения в законодательстве, несовершеннолетних девочек в селах до сих пор выдают замуж.

Более жесткое законодательство, направленное на преодоление подростковых браков в Таджикистане, привело к многочисленным судебным процессам, но практика существует до сих пор, когда семьи организуют тайные церемонии или подкупают должностных лиц.

Закон, принятый в 2011 году, поднял брачный возраст с 17 до 18 лет. Причастные лица – родители, мусульманские священнослужители и даже жених – могут быть оштрафованы или провести несколько суток в тюрьме. Другой закон об ответственности родителей, принятый в том же году, означает, что родители, позволившие своим дочерям бросить школу и выйти замуж, могут преследоваться в судебном порядке.

В Таджикистане обычно девочки выходят замуж в 16 лет и даже раньше. До повышения официальный брачный возраст был 17 лет, но оговорка в гражданском кодексе позволяет местным властям разрешать брак ниже официального минимального возраста при особых обстоятельствах.

Однако широко практикуется проведение свадеб только по мусульманскому обряду, без регистрации брака в органах ЗАГСа. В этом случае жена не имеет обычных прав и средств защиты, предусмотренных законом, поскольку с юридической точки зрения она не замужем в глазах государства.

Темур Хафизов, судья суда района Исмоили Сомони города Душанбе, говорит, что видит тенденцию к понижению случаев подростковых браков с 2011 года.

"По сравнению с предыдущими годами таких случаев стало гораздо меньше, и сейчас наблюдаются, в основном, только в сельской местности", - говорит он.

Судья Хафизов привел в пример судебное дело прошлого года, когда 17-летняя девушка вышла замуж по религиозному обряду, организованному родителями обеих сторон.

"Поскольку члены обеих семей очень религиозны, то этот обряд они заключили сами, без приглашения домулло со стороны", - говорит он.

В ноябре 2013 года родителям девушки и ее свекру предъявили обвинение в организации брака с несовершеннолетней. Ее мужу предъявили обвинение в женитьбе на несовершеннолетней. Они признали свою вину и были осуждены и оштрафованы.

Судья отметил, что пара продолжает жить вместе.

В стране было несколько случаев, когда мусульманские священнослужители были оштрафованы или получали небольшие тюремные сроки за благословение браков, в которых невеста была несовершеннолетней.

В августе прошлого года Саидазам Атоев, бывший имам района Бободжон Гафуров в северной Согдийской области, был приговорен к одному году исправительных работ за разрешение брака с 16-летней девочкой.

Мархабо Зунунова, руководитель НПО "Брак и семья", говорит, что ее организация знает о многих случаях, когда 15-17-летних девочек выдавали замуж. Это особенно распространено в сельской местности, но происходит и в городах, говорит она.

По словам Зунуновой, ранние браки наиболее распространены среди бедных семей, поскольку родители надеются, что их дочери будет лучше жить с родственниками со стороны мужа – обычная тенденция после женитьбы.

"Вина здесь целиком ложится на родителей, - говорит Зунунова. - Девушки, которых рано выдали замуж, нам рассказывали, что родители буквально заставляли их выходить замуж, часто не спрашивая их согласия".

Фируз Саидов, социолог Центра стратегических исследований при правительстве, говорит, что было трудно подсчитать количество подростковых браков, поскольку большинство из них не зарегистрированы официально.

Журналист Сайрахмон Назриев, базирующийся в южной Хатлонской области, рассказал, что власти предпринимают жесткие меры для искоренения практики.

"Власти строго следят за тем, чтобы священнослужители проводили мусульманский обряд бракосочетания "никох" только при наличии свидетельства о регистрации брака в государственных органах, - говорит он. - Сейчас для того, чтобы провести свадьбу, в местных джамоатах необходимо получить разрешение на проведение самой свадьбы, а также предоставить туда паспорта жениха и невесты, подтверждающие, что они достигли брачного возраста".

По словам Назриева, местные власти реализовали закон в большинстве случаев, но он также отмечает сообщения о том, что некоторые коррумпированные должностные лица разрешали семьям получить фальшивое свидетельство о регистрации брака, в котором указан увеличенный возраст.

Жительница Душанбе, на правах анонимности, рассказала IWPR, что 15-летняя родственница из села недавно вышла замуж за мужчину из столицы. Ей выдали паспорт, в котором ее возраст был увеличен на три года, чтобы ее возраст стал законным брачным возрастом.

"Обе семьи давно знают друг друга и решили поженить своих детей", - говорит женщина, добавив, что не видит ничего плохого в этой традиции.
По словам Назриева, некоторые мусульманские лидеры намеренно игнорируют запрет.

Глава мечети в южной Хатлонской области, не пожелавший афиширования, рассказал IWPR, что благословение союза двух молодых людей является добродетельным актом, обеспечивающим защиту от запретного.

"Пусть лучше они вступают в брак, чем будут совершать греховное", - говорит он.

По словам экспертов, ранние браки имеют много отрицательных последствий для самих девушек, их семей и сообщество в целом.

По словам врача-гинеколога Гульноры Ахмаджоновой, ранние браки часто ведут к ранним беременностям, которые отрицательно сказываются на здоровье молодых женщин, а также на их образовании и перспективах на будущее.

"Часто роды происходят очень сложно, - говорит она. - Многие из таких девочек из-за беременности вынуждены бросить учебу, не получив образования, потом не могут найти себе нормальную работу".

Зунунова согласна с ней, сказав, что "Их организм не готов к беременности, что становится причиной дополнительных хлопот и финансовых затрат на лечение и детей, и матерей".

По словам Саидова, ранние браки ассоциируются с высоким уровнем разводов. Приведя в пример исследование, которое провел его центр три года назад, он сказал: "Исследование показало, что из-за ранних беременностей... их дети часто рождались нездоровыми, и из-за постоянных трудностей браки распадались".

Сторонники ранних браков утверждают, что это старинная таджикская традиция.

Житель Душанбе Хилватшох Махмуд, директор медиа группы "Озодагон", рассказал IWPR, что ранние браки не обязательно чреваты проблемами. Его мать сама вышла замуж, когда ей было 14 лет, за отца, которому было 20.

"Результатом этого брака стали мы, их 12 детей, у всех прекрасное здоровье и у всех высшее образование. Кроме того, две одноклассницы моей мамы также рано вышли замуж, у всех прекрасные семьи, много внуков и правнуков", - сказал Махмуд.

30-летняя жительница Душанбе Тахмина не согласна с ним. Она до сих пор чувствует ужас и гнев из-за того, что ее родители вынудили ее выйти замуж, когда ей было 14 лет.

Однажды летним утром ее мать сказала ей, что скоро ее выдадут замуж.

"Я была настолько мала и не готова к этому, что поначалу всерьез не восприняла эту новость. Даже в дом к мужу я взяла с собой своих кукол, - рассказывает Тахмина. - Каждый раз, когда я видела, как мои сверстницы шли в школу, я плакала".

Тахмина сбежала от мужа через два месяца после замужества. Когда родители увидели, как она страдает, они не вернули ее обратно.

После этого у нее был нервный срыв. Врачи сказали, что ничем не могут ей помочь и Тахмина проводила все дни напролет, сидя в темной комнате, отказываясь с кем-либо разговаривать.

В конце концов, она поправилась, вернулась в школу и поступила в университет.Когда ей было 24, она вновь вышла замуж, но ее новая свекровь плохо с ней обращалась из-за ее прошлого. Ситуация не улучшилась даже после того, как Тахмина с мужем решили уехать в Россию. Ее свекровь продолжала говорить сыну, что он заслуживает лучшей жены.

В конце концов, они расстались, и она уехала от него в Душанбе, где нашла работу и обеспечивает себя и их ребенка.

"Думаю, если бы не та психологическая травма от первого замужества, которая испортила мне жизнь, все было бы гораздо лучше", - говорит Тахмина.
Tags: зоопарк, общество, песдец, события в мире
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments