werewolf0001


Александр Афанасьев


Previous Entry Share Next Entry
Свядомые
werewolf0001
http://naviny.by/article/20170702/1498995242-lukashenko-uzhe-gorditsya-polockim-knyazhestvom-no-patriotov-eshche
Раньше Александр Лукашенко любил повторять перед партнерами по интеграции, что белорусы и русские — один народ. Теперь же вот белорусский руководитель стал мериться с восточными соседями, у кого древнее истоки государственности.

На торжественном собрании в честь Дня Независимости, прошедшем 1 июля в Минске, Лукашенко изложил этакий краткий курс истории Беларуси в новой редакции. Сюжет уже не начинается с БССР. Были упомянуты и Полоцкое княжество ІX века, и Великое княжество Литовское (в том числе его написанный на старобелорусском языке Статут), и даже (в виде аллюзии) Белорусская Народная Республика (историческую роль которой с советских времен было принято умалять и мазать дегтем).

Новые ориентиры для госидеологов
В оппозиционном сегменте фейсбука стали шутить: мол, среди спичрайтеров нашелся скрытый националист, а официальный лидер даже не понял, что прочел.

Хохмы хохмами, но ради справедливости стоит вспомнить, что еще в конце февраля Лукашенко заявил: в новых учебниках нужно достоверно отразить историю становления белорусского государства.

Причем это прозвучало, когда президент, знакомясь с разработками, выдвинутыми на соискание государственной премии, заинтересовался — внимание! — циклом научных работ «Истоки белорусской государственности: Полоцкая и Витебская земли в IX—XVIII веках».

Более того, в этом контексте Лукашенко, много лет пинавший «свядомых» (так презрительно он называл национальную оппозицию и вообще контрэлиту), произнес тогда, 28 февраля, революционную для его уст фразу: «Надо прописать и внедрить в умы наших людей правду. Здесь если и есть какой-то национализм, то это национализм здравый».

Так что вчерашнее выступление перед властной и околовластной публикой стало, если хотите, программным для государственных идеологов, обозначило для них новые ориентиры.

Правда, Белорусская Народная Республика 1918 года открытым текстом так и не была названа — лишь обрисована намеком, да и то по принципу «начал за здравие, а кончил за упокой»: «Некоторые деятели, одухотворенные высокими идеями, так и не поняли того, что независимость и свободу войска кайзеровской Германии не принесут никогда».

Концовка фразы — это аллюзия на то замусоленное еще советской пропагандой обстоятельство, что деятели БНР, отчаянно лавируя в чрезвычайных международных обстоятельствах (можете себе представить, какой бедлам был в Европе в 1918 году), направили телеграмму-реверанс в Берлин на имя кайзера Вильгельма II.

Хотя, положа руку на сердце, в плане лавирования на международной арене режим Лукашенко оказался как минимум талантливым учеником.

Почему властям это понадобилось
И все же для нас показательно признание, что отцы-основатели БНР были одухотворены высокими идеями. Это уже почти реабилитация с точки зрения официозного концепта.

Не обошлось во вчерашнем выступлении и без замаскированных шпилек в адрес соседей, например в контексте разговора о самобытности того же Полоцкого княжества: «А ведь в то время ко многим народам государственность пришла вместе с варягами».

Или вот еще: «Гораздо раньше многих наших соседей — 500 лет назад — мы овладели печатным словом». Ну вот видите, дождались, отдана дань уважения и Франциску Скорине, имя которого в свое время скандально, без обсуждения, волевым решением было вычеркнуто из названия главного проспекта столицы.

В целом можно сказать, что официальная трактовка национальной истории постепенно углубляется в прошлое. Это изменение подхода властей к историческому концепту явно навеяно и синдромом Крыма.

Иначе говоря, режим стал апеллировать к древним корням белорусской государственности из прагматичных соображений. Нужен контраргумент против тех, кто твердит, что Беларусь — искусственная придумка, а вообще тут всегда была русская земля.

Косвенным ответом на вопрос, почему власти вдруг полезли в глубины веков, озаботились промоцией вышиванок и пр., можно считать и пассаж Лукашенко, прозвучавший именно тогда, 28 февраля, при обсуждении исторической темы вообще и значения Полоцкого княжества конкретно: мол, сегодня некоторые пытаются «доказать нам, что это не наши земли, а чьи-то. Поэтому для нас это очень актуально».

Кроме внешнего фактора, наверху берут во внимание и внутренний. В условиях как экономического, так и идеологического кризиса созданной Лукашенко системы, падения авторитета властей нужно искать новые нотки в разговоре с обществом, по возможности располагать к себе (если хотите, мягко подкупать реверансами) и часть духовных оппонентов. Они ведь такие — сентиментальные, витающие в эмпиреях, готовые многое простить за дорогую сердцу символику.



Сказав «а», надо говорить «б»
Впрочем, и в новом кратком курсе истории Беларуси от Лукашенко остается немало советских штампов. В выступлении 1 июля по традиции были выпячены периоды БССР и Великой Отечественной войны.

Акцент на войне делается еще и потому, что надо оправдать празднование Дня Независимости именно 3 июля, в годовщину освобождения Минска от гитлеровцев. Как известно, по поводу выбора этой даты в качестве Дня Независимости консенсуса в обществе нет. Более того, на заре президентства Лукашенко сделал это в пику своим внутренним противникам, тем самым «свядомым».

Ныне властям приходится частично заимствовать идеологический концепт именно у «свядомых». Но получается коряво, да и старые замашки, фобии дают о себе знать.

С одной стороны — мягкая белорусизация, БРСМ уже второй раз проводит (как раз сегодня, между прочим) День вышиванки, недавно министр иностранных дел Владимир Макей организовал буколическое мероприятие в вышиванках с иностранными послами; короче, все такое в декоративно-прикладном духе.

С другой стороны историческая символика — «Погоня» и особенно бело-красно-белый флаг (БЧБ, «бел-чырвона-белы», на сленге «свядомых»), созданный в каноническом виде как раз в период БНР, — остается полузапрещенной.

Не особо эрудированные милиционеры могут запросто скрутить и потащить в каталажку человека с такой символикой. Хотя «Погоня» (бывшая, между прочим, гербом Великого княжества, расхваленного вчера президентом) присутствует на официально утвержденных гербах некоторых наших городов, Витебской и Гомельской областей. А БЧБ был государственным флагом в 1991—1995 годах (пока его не заменил на слегка модифицированный флаг БССР молодой тогда президент Лукашенко). Так что БЧБ заслуживает как минимум статуса историко-культурной ценности.

Но это пока лишь мечты «свядомых». А в реале мы стали свидетелями «дела патриотов», когда похватали именно сознательных сторонников независимой Беларуси, готовых умело ее защищать, если понадобится. Видимо, такой национализм высокому руководству представляется нездоровым. Когда внутри страны запахло социально-политической напряженностью, националистов снова сделали пугалом и мишенью.

Так а кто, по-вашему, Родину защитит, если что? Те, кто, даже надевая вышиванку, сохраняет колониальное мышление? Те, кто пока берет перед вами под козырек, но мечтает о российских служебных окладах? Или те, кто тайком выбрасывает в урну казенные бутоньерки сразу после показушного мероприятия? Ну-ну.

Да, сейчас, когда наверху прошел мандраж от «дармоедских» протестов, «дело патриотов» почти замяли, людей выпустили. Но осадочек остался.

И мяч сегодня на стороне властей. Сказав «а», надо говорить «б» и далее по алфавиту.


http://naviny.by/article/20170710/1499697485-belarus-pererosla-svoego-pervogo-prezidenta

Тогда, 23 года назад, 10 июля 1994 года, Лукашенко стал триумфатором именно благодаря демократии, адептов которой потом не раз брезгливо назовет «дерьмократами». Во втором туре первых в Беларуси президентских выборов директор совхоза «Городец», набрав 80,6% голосов, поверг в прах могущественного, как считалось, премьера Вячеслава Кебича.

Заметьте: Кебич, которого оппозиция полагала отпетым авторитаристом, не решился (а может, просто не имел достаточных рычагов) сорвать второй тур или сфальсифицировать его итоги.

Короче, механизм реальных выборов, реальной политической конкуренции сработал, вознеся Лукашенко, простого парня из деревни, на фантастическую высоту. И триумфатор прежде всего занялся методичным уничтожением этого механизма.

Сегодня вместо него — муляж. И ежу понятно, что единственную оппозиционерку с партбилетом в Палату представителей прошлой осенью тоже назначили (ну, скажем мягче — соизволили пропустить).

Застой массе уже не мил

Да, в 1994-м демократы, как обычно, были разрознены, выставили двух кандидатов, разорвавших голоса электората, ориентированного на укрепление независимости, подъем национального духа и европейское развитие страны.

Но по большому счету, Лукашенко выиграл потому, что на фоне высоколобых соперников-демократов с их витанием в эмпиреях показал себя гениальным популистом, виртуозом политического момента. Он мастерски использовал постсоветскую растерянность того «красного человека», феномен которого исследует Светлана Алексиевич.

Лукашенко пообещал вернуть светлое прошлое, во многом мифологизированное, — со стабильными ценами и прочими гарантиями примитивного социалистического рая. Народ, измученный хаосом на руинах империи, поверил.

Долгое время первый президент был реально популярным. Прежде всего потому, что за счет игры в братскую интеграцию и, соответственно, жирных российских субсидий удалось поднять уровень жизни до вполне устраивавшей массу белорусов триады «чарка, шкварка, подержанная иномарка».

Но потом эта удобная модель сломалась, как шарманка папы Карло. Заработки обвалились, попытка вновь поднять их печатанием пустых денег закончилась плачевно. И народ разлюбил кумира. Не случайно в прошлом году так серьезно наехали на НИСЭПИ, который ежеквартально давал рейтинги президента на основании национальных опросов. Рейтинги стали никудышные, и НИСЭПИ разгромили.

Теперь о рейтингах можно только догадываться. Но показательно, что над грянувшими в феврале — марте «дармоедскими» протестами (а они охватили все регионы и вовлекли в себя и тех, кто раньше относился к твердому президентскому электорату) реяла кричалка «Нет — декрету № 3, Лукашенко, уходи!» То есть протестовали не только против неумного документа, но и против очевидного уже и обывателю застоя власти.

Только вот теперь эту власть через избирательную урну черта с два сменишь. А попробуешь через улицу — огребешь так, что мало не покажется. Вспомните разгром Площади-2010, шесть лет тюрьмы для главного заводилы уличных протестов Николая Статкевича, наконец — крутую оснащенность и зловещую слаженность силовых структур, зачистивших Минск в День Воли 25 марта 2017 года.

Искусно маневрирует, но не меняет систему
Да, Лукашенко уже далеко не тот, что был в 94-м. И не только потому, что постарел, приобрел вальяжный консервативный лоск благодаря дорогим костюмам и со вкусом подобранным стилистами галстукам.
Ныне он аккуратно дистанцируется от России, а в периоды конфликтов и сам не прочь изобличить ее имперские замашки с пафосом, достойным пассионарного оппозиционера-эмигранта Зенона Пазьняка. Первый президент, прежде твердивший, что белорусы и русские — один народ, дал отмашку на вышиванки, мягкую белорусизацию, заговорил о древних истоках нашей государственности (IX век, Полоцкое княжество — короче, раньше Московии). То есть перенимает элементы идеологии как раз у «свядомых», которых столько лет третировал (впрочем, и сейчас не особо жалует).
Наконец, он сделал ставку на нормализацию отношений с Западом. Даже выпустил из-за решетки перед минской сессией Парламентской ассамблеи ОБСЕ «страшных боевиков» — фигурантов насквозь политического «дела патриотов».
Но все это — лишь маневры с целью сохранить (в том числе и оградив от опасных интенций восточного союзника) режим личной власти. Опасение пошатнуть ее блокирует все идеи даже осторожной трансформации анахроничной политической и экономической системы.
В окружении Лукашенко немало грамотных технократов, которые при иных установках сверху вполне четко могли бы реализовывать рыночные реформы. Причем у меня такое чувство, что дисциплинированные белорусские чиновники выполнили бы эту задачу образцово, за несколько лет превратив Беларусь в страну, которую хоть завтра можно смело принимать в Евросоюз.

У нас сильный, высокопрофессиональный МИД. Но посмотрите, чем вынуждены заниматься наши дипломаты. Они выгораживают недемократичный режим на международной арене. Им вменено в обязанность выполнять роль толкачей, впаривать иностранцам устаревшую продукцию нереформированных отечественных предприятий.

У нас немало мыслящих, патриотичных, но неудобных власти людей с проектами цивилизованных преобразований. Сегодня этих оппонентов режима держат в черном теле, в андеграунде, изображают деструктивными элементами, хотя направь их энергию в нужное русло — страна рванула бы вперед.
Но пускать эту слишком самостоятельную и амбициозную публику в правительство, парламент, даже местную власть — страшно. Это же надо создавать совсем другую конструкцию страны — с реальным разделением властей, политической конкуренцией, самоуправлением, нормальным гражданским обществом. Нет уж, дудки!

Тормоз — наверху
Один из рефренов президента таков: мол, я-то к реформам готов, но вы, народ, не готовы. Замечу, что сильный лидер должен иметь смелость и для непопулярных реформ, тянуть общество за собой, а не заигрывать с наименее продвинутой его частью.
У нас же как раз продвинутые слои общества де-факто дискриминируются, потому, в частности, что склонны к не санкционированной сверху активности да и в принципе более критичны по отношению к власти. Мозговитая молодежь уезжает из страны, потому что в чужих землях многим легче себя реализовать.
Вместе с тем, и тезис о неготовности широких масс к преобразованиям уже неубедителен. По данным Белорусской аналитической мастерской (Варшава, руководитель Андрей Вардомацкий), в апреле 78,9% белорусов ответили «да» на вопрос, нужны ли нашей стране экономические реформы. Причем из ответивших положительно 57,4% считают, что суть реформирования должна состоять в уменьшении роли государства в экономике.
Похоже, белорусы все четче понимают, что ставка на консервацию системы ошибочна. И что тормоз перемен — наверху. Страна переросла своего первого президента.


Как-то упрощённо... Игорь Драко когда-то лучше всё расписал - http://naviny.by/rubrics/opinion/2014/08/04/ic_articles_410_186209
Самое печальное, что сменись власть хоть каким образом и приди к власти хоть проевропейски, хоть проамерикански ориентированные политики будет только хуже.
На бытовом уровне начнётся банальное стукачество а-ля Случак, и к власти на местах и на предприятиях придут те, единственное достоинство которых - владение бел.мовой. Почему-то считается, что это единственное и необходимое условие, чтобы быть профессионалом в своей сфере деятельности.
Куча денег будет потрачена на переписывание школьных программ и переиздание учеников, не удивлюсь, если свеженаписанную историю ВКЛ-Беларуси превратят в подобие обязательного экзамена - как в советское время был научный коммунизм.
Но это так, цветочки, в конце концов, не привыкать говорить одно, думать другое, делать третье, и гугл-переводчик всем в помощь.
Самое главное - придется заняться экономикой. И почему мы решили, что тут всё будет просто, гладко и безболезненно, а инвесторы только и ждут, чтобы в Беларусь деньги вложить? Меры надо будет принимать весьма болезненные и непопулярные.
И что, люди отнесутся с пониманием и не выйдут на улицы? А если выйдут, то обязательно мирно? А если не мирно, то уговаривать их разойтись будут совместным распеванием "Магутны Божа"?
Самый пикантный момент: вы помните, чтобы режим Саакашвили западные демократии осуждали за кровавые разгоны демонстраций? А сильно сейчас переживают по поводу демократических свобод вна Украине? И кто помнит из нашей рукопожатицы про арестованных пророссийских блогеров?
Поэтому массам следует четко понять, что метелить их демократические власти будут от души и до крови, потому что знают, что им за это ничего не будет. Прошедший День Воли, о котором столько слез было пролито, новогодним утренником покажется.
И да, не один десяток лет нам будут объяснять проблемы наследием Лукашенко и российскими происками.


Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

  • 1

Ну, пока Россия сама не воссоздаст себя, ничего и не изменится. Думать, что случайно отколовшийся сепаратистский осколок может быть искренним союзником метрополии смешно


  • 1
?

Log in

No account? Create an account